Учение Живой Этики (Агни Йоги)                контакты          написать нам


Мысли на каждый день

…Должна быть проявлена вся мера великодушия. Царь духа тот, кто первый протягивает руку.

Рерих Е.И. Письмо от 07.01.1938
"Мочь помочь - счастье"
Актуально


11. Аум. 1936.


Аум. 90
Даже земная мысль может двигать плотными предметами — можно себе представить всю творящую мощь мысли Высшего Мира! Люди говорят, что столкновение мыслей выражает истину, так люди сами, не подозревая, утверждают великую истину. Действительно, творящая мощь мыслительной энергии есть та тайна, о которой рассуждают мудрецы. Именно, не одна мысль, но пересечение мыслительных токов образует спираль зарождения. К тому можно подвести много научных опытов, но прежде всего нужно установить физическую силу мысли. Если лёгкие предметы могут двигаться под силою мысли, то это же можно представить в прогрессии беспредельности. Не духовное, не этическое, но физическое вычисление может дать представление о высшем Величии. Люди могут понять, насколько их энергия может дать огромные следствия, — ведь потенциал мысли доверен каждому и может быть использован научно, разумно или расточительно — во вред всему сущему. Таким образом, молитва может быть великим научным опытом и доказательством.

Когда Говорю — Аум, Мыслю о пользе Миру.
 
Аум. 91
Не следует считать, что истинная наука не может быть упомянута в связи с молитвою о Высшем Благе. Каждое познание может быть очень близко Миру Высшему, но каждый может приложить своё наблюдение, и на разных концах Мира могут получиться мысленные токи, которые своим пересечением могут создавать пучину новых возможностей. Ведь Мир Высший есть самая прекрасная возможность.
 
Аум. 92
Широка область человечества, вершиной своей она касается Высшего Мира в лице героев, подвижников; внизу — она производит космический сор, который наполняет камни соседних планет. Непомерно расстояние между подвижником, уже осенённым Светом Высшего Мира, и подонками сорными.

Трудно представить, что потенциал основной энергии был дан каждому человеку, но насколько различно обошлись люди с великим даром! Даже само воображение не охватывает такую пропасть. Люди считают трудным, что им не нравится, и лёгким, что их не затрудняет; из такой условности угрожают разверстые пропасти. Люди не привыкают держать в сознании Мир Высший, но нетрудно заменить ощущение пустоты жизнью беспредельною. Насколько прекраснее осознание Высшего Мира, нежели самоввержение в каменные узы!

К чему начинать сначала, если можно восходить беспредельно.
 
Аум. 93
Можно растить любое чувство. Бесстрашие тоже воспитывается. Можно задавать себе задачи бесстрашия, вместо наполнения чувством ужаса.

Призраки так же реальны, как тени на песке. Но мы знаем, отчего происходит тень. Так же и облики Тонкого Мира не будут невозможностью. Но не будем бояться, но звучно произнесём Имя Учителя.
 
Аум. 94
Огня много, потому понятны волны, обжигающие и утомляющие. Огонь подземный и огонь надземный родственны, но далеки в воздействии. Люди не хотят понять своего воздействия на огонь подземный. Признаки астрологические позволяют подумать об особой осторожности, но вместо того люди лишь увеличивают опасность. Какое дело двуногим, если на другом материке из-за них вспыхивает губительное пламя!
 
Аум. 95
Закон Космоса незыблем, но в то же время видим как бы колебания его. Возьмём ли утверждение Кармы, но и она может быть изменена, также и сроки возврата к плотной жизни могут быть на разных явлениях — от мгновенности до тысячелетий. Незнающие будут недоумевать — как же незыблемость может так отклоняться? Но такое незнание будет лишь свидетельством о непонимании вместимости.

Также не будет понято, какая энергия может служить решающим условием. Во всех космических амплитудах будет краеугольным основанием мысль, она может изменять Карму, она может решать сроки, она открывает врата и может закрыть их. Она растит крылья оплечий. Она приближает к Миру Высшему. Она же низвергает в бездну. Явление закона покоится на мысли. Премудрость мысли есть щит и охрана от хаоса. Именно мысль властвует над яростью хаоса.

Поистине, закон Космоса незыблем, но просветлён мыслью и потому целесообразен. Понимание соизмеримости лишь научит понимать закон основной.

Так всегда будем помнить мысль творящую — Аум!
 
Аум. 96
Изменение Кармы многим представляется немыслимым, но они заблуждаются, забывая о неземной Справедливости. Ведь можно мгновенно пережить самые высшие осознания. Где может шагать нога, там может перелететь мысль. В некоторых культах погружали в сон и по внушению заставляли спешно переживать всю трудную тропу последствий. Так понимали неизбежность, но и ускоряемость закона. Мысль творит жизнь.
 
Аум. 97
Не только закон Кармы трудно усваивается, но ещё труднее воспринимается простейший закон воплощения. Часто и Писания с древнейших времён говорили о такой смене жизни. Нередко обитатели Тонкого Мира передавали земным людям свои вести. Нередко люди помнят о своих прежних жизнях. Целыми веками воплощения признавались, но затем они опять забывались, и запрещалось даже мыслить о них. Трудно понять, к чему шла такая борьба против очевидности. Иногда можно было думать, что мудрые хотят обратить внимание лишь на будущее, но такая мудрость была бы однобока.

Люди должны стремиться к неограниченному знанию. Нельзя приказывать не знать. Нельзя отнимать от человека права совершенствоваться. Пусть знают и помнят, но Учитель жизни проведёт черту между прошлым и будущим.

Так не будем закрывать глаза перед действительностью. Закон воплощения справедлив. Зерно духа нерушимо и вечно. Беспредельность утверждает вечность, но каждый может видеть беспредельность — значит, каждый может осознать вечность.

Нельзя отвергать, когда дети утверждают о своей прошлой жизни. Вещественно они знают, что происходило кругом них. Теперь особенно часто будут скорые воплощения. Многие обитатели Тонкого Мира спешат вернуться, и в этом сказывается развитие и спешность эволюции. И в таком ускорении можно видеть сближение Миров.
 
Аум. 98
Много нужно убеждать людей, чтобы они могли заметить в своих жизнях происходящие главные моменты. Люди так не умеют различать главное от ничтожного. Часто самые узловые вехи существования не обращают внимания на себя. Школа должна помочь такому просвещению.
 
Аум. 99
Особенно трудно людям различать в себе самое важное. Врач, если нащупает зловредную внутреннюю опухоль, поспешит разрезать внешние покровы, чтобы предотвратить опасность, но малодушные будут жалеть кожу и погибают от разрастания опухоли. Если нужно предпочесть что-либо, то пусть самое главное будет охранено. Также и в обращении к Высшему Миру пусть будет найдено время помыслить о самом важном.
 
Аум. 100
Тройной палимпсест* даёт пример наслоений знаков трёх Миров. Представим пергамент, на котором был написан космогонический трактат, затем он же послужил для любовного сонета, и, наконец, на нём же был записан счёт тканей и мехов. Трудно будет сквозь явные базарные цифры прочесть сердечные излияния, но почти невозможно будет разобрать трактат о самом важном. Разве не то же самое происходит с иероглифом трёх Миров? Но опытный учёный умеет читать самые сложные рукописи, также просветлённое сознание может понять значение начертаний Высшего Мира.

Не будем путаные знаки базара принимать за законы Вселенной.
 
Аум. 101
Все сопоставления пригодятся при встрече с невеждами. Отрицатели любят ниспровергать, но не дадут никакого выхода и решения. Они осмеивают самое лучшее обращение, но не умеют связать и трёх букв.
 
Аум. 102
Люди становятся набожными, приближаясь к переходу в Тонкий Мир. Они не замечают, что в таком поспешном задабривании они граничат с кощунством. Получается не осознание Высшего Мира, но поспешная плата за лучшее место. Между тем приближение к Высшему Миру должно начинаться с первых дней земной жизни.

Не условные обряды, но сердечная молитва делает Прекрасный Мир близким и насущным. Можно подходить к самому Высшему с наполненной чашей лучших помыслов. Можно приносить лучшие опыты, ручаясь, что они направлены к добру. Когда добро живёт, оно отворит все врата к Миру Высшему.
 
Аум. 103
Люди, даже знающие о Тонком Мире, полагают, что можно отложить до него совершенствование в мыслях. Они ошибаются, именно здесь должно быть заложено направление мышления. Можно его развивать, когда импульс дан. Опыт мышления должен быть утверждён земным мышлением. Нельзя войти в Тонкий Мир смущённо и рассеянно. Когда сознание ясно, оно несёт вверх, как газ помогает воздушному шару. Никто и ничто не задержит в низших слоях твёрдое сознание, устремлённое к добру, потому не будем откладывать утверждения мышления. Кроме этого пути, нет кратчайшего сообщения с Миром Высшим.
 
Аум. 104
В тишине помыслить о Мире Высшем — будет равно лучшему лекарству. Так можно нащупать относительность сущего. Но такая мера не будет ограничением, наоборот, она усилит полёт мысли. Когда множество смущений овладеет миром, тогда скажите самое простое.

Но не может быть земное существование конечным, и в таком переходном состоянии можно лишь обострить самое нужное для полёта будущего, иначе говоря — мысль. Крылья растут лишь мыслью.
 
Аум. 105
Наверно, часто вас спрашивают о касании Тонкого Мира к земной жизни. Будете правы, сказав, что такое касание беспрерывно. Ни одно действие земное не остаётся без отзыва со стороны Тонкого Мира. Каждая земная мысль производит или радость и помощь, или злорадство и губительные посылки от Мира Тонкого. Даже несильные духи станут настороже о мыслях земных. Ведь земные сильные мысли производят и в Тонком Мире углублённую вибрацию, потому так естественно, что Тонкий Мир должен звучать и на земные мысли. Когда Говорю, что падение пера из крыла птички производит гром на дальних мирах, — это не есть символ, но лишь напоминание о кооперации всего сущего. Нужно привыкнуть, что пустоты нет. Нужно утвердиться о важности задания человека, о его обязанности и долге.

Когда человек берёт на себя собеседование с Высшим Миром, он, истинно, отважен, но священна такая отвага. Мир Тонкий выслушивает такие зовы и понимает их значение. Такое Собеседование привлекает множество слушателей, как бы сотрудников, потому в молитве не должна быть выражена самость, но лучшая молитва будет самоотверженность и желание добра.

Пусть Учение не устанет твердить о пользе связи с Миром Высшим, только так можно утвердить великое Служение.
 
Аум. 106
Не будем огорчаться, если не всегда придёт ответ. Не будем удивляться, если ответ настигнет в нежданный час. Научимся понимать надземные условия и, главное, — поймём великий труд невидимый. Но уже знаете, как не знают покоя Силы Высшего Мира. Такая светлая Мощь пусть ведёт каждого путника в ночной час.
 
Аум. 107
Легкомыслие, любопытство, сомнение и неверие — из одной тёмной семьи. Представим себе великого математика, развивающего сложные формулы перед начальными малышами. Они не только не поймут великих заданий, но немедленно впадут в насмешку неверия. Также, когда кто-то приближается к Высшему Миру из любопытства, можно ждать всех последствий в виде сомнения и предательства. Если сознание на таком уровне, что позволяет любопытствовать там, где должно быть почитание величия, там нужно предвидеть космический сор. Можно ли приблизиться к Высшему Миру из любопытства? Скорее можно положить руку в огонь, так сомнение будет обуглено.

Нужно в сердце нести почитание Высшего Мира как самое важное и прекрасное в земной жизни.
 
Аум. 108
Пусть кто-то скажет, что он часто уже слышал такие призывы к Высшему Миру, — тем хуже для него, ибо такая глухота не позволительна. Но многие назовут призывы неуместными в деловой жизни; так далеки люди от истинного понимания Бытия, несмотря на миллионы лет существования планеты. Тем звучнее принесём зов к Миру Высшему.
 
Аум. 109
Одичание и огрубение теперь достигло невероятных пределов. Дикость наконец ворвалась в города и опрокинула все насаждения духа. Сознание большинства вернулось к самому тёмному веку. Стук машины заглушает вопль духа, потому каждый призыв к Миру Высшему есть зов о спасении.
 
Аум. 110
Полное достижение возможно лишь при полном доверии. Только осознание такой полноты может приблизить к подвигу. Нельзя извне внушить, что' есть истинное доверие, лишь сердце может помочь найти этот целительный путь.

Гуру не нуждается в почитании, но доверие к Учителю будет единственной жизненной связью с Высшим Миром. Познав ценность доверия здесь, на Земле, можно перенести такую же степень доверия и по всей Иерархии. Правильно, что понимание Гуру есть крепкий устой всего народа. Разрушение Гуру будет и гибелью достижений.

Так запомним о полноте доверия.
 
Аум. 111
Высший Мир был в основании всех человеческих, государственных и общественных строительств. Если люди и не знают первоначального происхождения своих общественных образований, то даже в переходных состояниях можно видеть следы живой связи с Высшим Миром. Не нужно уменьшать древность существования планеты и жизни на ней, вернее будет углубить эту цифру. Только не забудем, что материки много раз меняли своё положение, и сейчас ещё можно видеть около полюсов очень многие возможности открытий. Потому будем осторожны в ограничении земной проблемы. За дикарями увидим мудрые ушедшие народы. По оставшимся законодательствам можно утверждать, что импульс к постижению Высшего Мира проявлялся от незапамятных времён.
 
Аум. 112
Правильно понимать, что так называемые священные животные были не божествами, но естественными следствиями из-за местных условий. И теперь люди часто говорят о священной обязанности, полагая под этим не религиозные обряды, но полезные нравственные действия. Условия древности часто требовали особого внимания к известным животным или деревьям и растениям. Священное означало неприкосновенное. Так сохранялось нечто необходимое и редкое. И ту же охрану современные люди называют заповедниками, потому следует очень бережно относиться к понятиям неясным. Так много примешано к области религии, что за дальностью времён поверхностные наблюдатели совершенно не могут распознать основу от наслоений. Храм и сейчас является сборным местом, где наряду с обрядами совершается купля и продажа и судятся местные дела. Такое нагромождение происходит и сейчас, потому не будем чрезмерно суровы к животным и прочим забытым символам древности.
 
Аум. 113
Молитва должна быть радостна, ибо собеседование с Высшим Миром именно будет полно восторга и торжественности. Но такая радость будет особой мудростью. Она возможна лишь при осознании целесообразности. Она будет целебной при полноте доверия. Она звучит мужеством, когда путь будет един.

Много говорят о Самадхи, но многие ли испытали разные степени такого экстаза? Такая радость освобождает от всякого горя, потому путь такой радости есть путь Истины.
 
Аум. 114
Аум подробно объяснён в разных писаниях. Тонкость вибраций, и мудрость звучания, и красота построения давно известны, но если сердце мертво, то даже такой «сезам» не откроет затвора.

Опять надо помнить о соизмеримости и укреплении сущности сердца. Бессердечию не доступно Аум!
 
Аум. 115
Одной из причин, почему Самадхи происходит так редко, является неуменье людей обращаться с таким возвышенным состоянием. Они постараются прервать начало каждого необычного состояния. Кроме того, люди не оставят в покое впавшего в Самадхи и своими грубыми приёмами произведут опасное потрясение. Но даже в самой обычной жизни требуется осторожное отношение друг к другу. Человек, получивший сотрясение, должен быть оставлен в покое. Но редко люди соблюдают даже такую примитивную осторожность.

Так нельзя безопасно давать Самадхи, пока мышление человеческое не поймёт, как обращаться с высшими энергиями. Потому каждая мысль о реальности Высшего Мира уже будет полезной.
 
Аум. 116
Великое Служение имеет в виду всё человечество. Ни народность, ни какие-либо прочие деления не должны ограничивать Служение Благу. Не легко избежать различных наслоений, созданных тысячелетиями. Лишь осознание Высшего Мира может помочь победить все остатки суеверия и атавизма. При этом невозможно дать своеволие чувствам по отношению к кармическим предубеждениям. Справедливость даже среди неблагоприятствующих условий всё-таки укажет справедливое распознавание. Личность, как ответственная единица, будет объектом суждения. Трудно отличить ценность личности поверх всех условных одежд, только преданность Служению откроет глаза, чтобы усмотреть очень ясно зерно духа.

Так лишь Высший Мир даст и высшее суждение.
 
Аум. 117
Слёзы и слюна изменяют состав в зависимости от состояния духа. Но и каждый вздох уже различен в химизме. Если дыхание нелегко исследовать ввиду обычной поверхностности его, то вздох, вызывающий трепет организма, уже будет показательным. Можно заметить, что глубокий вздох вызывает нечто вроде внутренней судороги. Такие нервные сокращения показывают усиленную выдачу психической энергии. Она, в зависимости от импульса, позовёт к деятельности и некоторые органы, которые дадут особый химизм вздоху. При произношении Аум уявляется вздох, химизм которого будет очень благодетельным.
 
Аум. 118
Одни полагают, что человек постоянно умирает, другие знают, что человек беспрестанно рождается. Одни исходят от ужаса, другие от радости. Одни внушают себе смерть, другие познают жизнь. Так человек в большой степени предопределяет своё будущее. Можно быть уверенным, что определяющий себе смерть не знает о Мире Высшем. Может быть, он уявляет внешние обряды, но сердце его далеко от истины.

Утверждение жизни есть утверждение Света. Дух человеческий бессмертен, но такая простая истина не близка людям, ибо они больше заботятся о теле, нежели о духе.
 
Аум. 119
Жизнь обязывает человека восходить, тогда как смерть есть нисхождение. Сами люди в принципе хотят понять смерть как разрушение. Само бытие утверждает вечное обновление. Каждый умирает для вчерашнего дня и обновляется для завтра. Каждый день происходит обновление всех троичных начал. Каждый день и час человек приближается или удаляется от Мира Высшего.

Пусть каждый качеством своего мышления поможет своему восхождению и восприятию Мира Высшего.
 

Параграфы 91 - 120 из 602
Начало | Пред. | 2 3 4 5 6 | След. | Конец


Агни ЙогаКосмические легенды ВостокаВы можете купить полное Учение Живой Этики (в 16 томах)
или небольшую книгу С.В. Стульгинскиса "Космические легенды Востока",
в которой в форме легенд изложены основные положения Учения.

Степан Викентьевич Стульгинскис принадлежит к первому, довоенному поколению рериховцев, которые первыми восприняли идеи Учения Живой Этики. Читателям его имя также известно по труду «Введение в Агни Йогу».