Сибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в Верх-Уймоне
Издательство РОССАЗИЯ
Журнал ВОСХОД
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально



 

Напутствие Вождю.


Напутствие Вождю. 120
Осознание Высших Сил даётся не в школах, не извне, но именно живёт в сердце, будучи самым краеугольным воспоминанием жизни Тонкого Мира. Можно сказать — будьте благословенны, которые сохранили в сердце самое Прекрасное. Тучи человечества от забвения самого нужного. Ночь дана как возвышение духа, но люди сказали в неведении — сон подобен смерти. Нелепо сравнивать тайну чудесную с разложением. Нужно от малых лет твердить, что сон называется беседою с Ангелами. Когда слова не нужны, тогда начинается познание сердечное.
 
Напутствие Вождю. 121
Надзор должен быть очень бдительным, но он не должен являться как знак недоверия. Следует преобразить надзор в сотрудничество и взаимоосведомление. Меры доверия и тщательность качества должны быть проводимы сверху донизу. Множество полезных мероприятий было опорочено и уничтожено только от ненависти к надзору. Конечно, невежество будет причиною такой нецелесообразности. Когда же люди прозреют в Мир Тонкий и Огненный, они поймут всю нескончаемость отношений. Поистине, кто же вне Иерархии? Только невежды или сознательные обманщики могут под разными кличками затемнять Иерархию. Но сами будут нести не свободу Иерархии, но клеймо рабства. Вождь должен очистить народ от всякой коросты рабства. Нужно с малых лет твердить о свободе дисциплины духа. Можно пробудить всякое достоинство и честь. Ведь без чести человек не может быть честным. Не следует думать, что рабство может быть одобряемо Иерархией. Наоборот, Мир Огненный ищет не рабов, но сотрудников. Считайте мерами чести сердечную утонченность. Так не будем забывать, что в самом каждодневном обиходе заложены основы мирового величия.
 
Напутствие Вождю. 122
Прочесть книгу не значит ещё усвоить её. Вождь должен понимать, насколько его сотрудники должны именно проникнуться стройным созданием государства. Никто не может отказаться от посильного участия в работе. Можно, по человечеству, знать больше или меньше, но готовность к общей работе должна отличать тружеников народных.
 
Напутствие Вождю. 123
Нужно иметь явленную заботу об Иерархии. Не начальство Иерархия, но Твердыня Любви. Только из любви рождается почитание, которое создаёт дисциплину. Но немногие любят того, кто им помогает; значит, велико невежество!
 
Напутствие Вождю. 124
Если, входя в дом, на столе хозяина заметите ехидну, что сделаете? Будете ли размышлять, пока змея уничтожит вашего друга, или немедленно решитесь уничтожить её? Мы говорим — спасите близкого от зла. Не затуманивайте голову вашу смущением, но действуйте во благо. Нельзя положить на весы ехидну и человека. Нельзя уравнять сознание низшее с храмом сознания. Если мы перестанем различать, то где же будет наша ответственность перед миром? Не герой, кто спасёт змею, чтобы потерять друга. Не герой, кто уклоняется от долга, подыскивая слова извинения. Не герой, кто не понимает, где большее и где меньшее. Не герой, кто потерял мерило сердца. Вождь знает мерило сердца и решение огненное.
 
Напутствие Вождю. 125
Действительно, Вождь будет не только говорить с народом, но его указы будут печататься в газетах и широко греметь по радио. Не столько личные беседы, сколько оповещение печатное и, главное, по радио. Много глухих, дальних мест должно слышать голос Вождя. Он должен показать, что всё созидание ему близко и каждый, стремящийся к улучшению и усовершенствованию, найдёт в Вожде одобрение и ласку. Уравновешивание начал жизни должно найти справедливое отношение сверху. Никто не должен чуять, что между ним и Вождём находится средостение. Появление свежей мысли, или творческого утверждения, или открытия должно быть оповещено местными кооперативами и молниеносно достигать Вождя. У него, конечно, находятся и другие Иерархические возможности знать все выдающиеся явления.
 
Напутствие Вождю. 126
Самые мощные Аватары не носят на себе земных отличий, но утверждают себя явлением духотворчества. Не следует удивляться, что сильные духи не будут признаваемы современниками, так и должно быть, ибо их меры отвечают будущему, когда уложение законов делается на одну часть приближения к следующей ступени жизни. Считайте, что никогда люди не могут признать, что высшее достижение в развитии сердца. Сотрудничество и сожитие основаны на сердце. Такая простая истина не может быть осознана. Механизация препятствует основным проникновениям в Огненный Мир.
 
Напутствие Вождю. 127
Некоторые металлы легко соединяются, но другие отталкиваются. Сам Вождь должен наблюдать за этими линиями добра и зла. Обе стороны создают целые связные цепи. Но главное препятствие государства заключается в механическом смещении противных начал, отсюда преждевременное разложение. Сердце и Общение с Иерархией скажут, где соединяемые части. Человек нуждается в равновесии ума и сердца. Сотрудничество есть подтверждение равновесия. Священное число Пифагора есть равновесие Красоты. Многое из этой аксиомы сделали неприменимым к современности. Тяжкое задание говорить людям о равновесии.
 
Напутствие Вождю. 128
Соревнование есть одно из трудных понятий. Лишь огненное сердце понимает, сколько мер может быть положено и на светлую и на тёмную сторону. Соревнование утверждается самим Вождём. Чистое понимание усовершенствования не даёт соревнования. Там, где дикое необузданное сознание, там соревнование ведёт к взаимному уничтожению. Зависть гнездится около соревнования. Она ведёт к самым изысканным преступлениям. Сотрудничество должно уравновешивать непонятое соревнование. Нелегко лично уловить границу разумного соревнования. Само слово «соревнование» уже опасно, в нём выражается ревность, иначе говоря, испорченная преданность. Потому, где можно, лучше заменить понятие соревнования самоусовершенствованием. Множество понятий должно быть пересмотрено от их современного понимания. Нужно признать, что справедливая история верований даст многие корни самых извращённых понятий. Нужно следить, чтобы язык основных понятий был звучен и по возможности определителен.
 
Напутствие Вождю. 129
Можно обогащать язык новыми определительными, но бессмысленный свист не принесёт пользы. Каждая буква по звуку своему означает вибрацию центров. Нелепо без пользы нарушать созвучие. Обратите внимание на звучание древних названий мест. Новые не всегда получают такую же полезную вибрацию. Древние названия имели незапамятное значение. Часто никакая филология не найдёт корня, заложенного явленными мощными народами. Тем более мы должны заботливо относиться к наследству неведомому, но заставляющему звучать сердца наши.
 
Напутствие Вождю. 130
Можно наблюдать, как яростно возражают люди теперь против понятия Вождя и вместе с тем пламенно ждут его. Поучительно усмотреть разъединение процессов мозгового и сердечного. Мозг следует условному мышлению и повторяет напетые формулы. Но сердце, даже слабое и неуравновешенное, хранит крупицы Истины. Там, где мозг находит подкрепление в отрицании, там сердце хотя робко, но всё же трепещет радостью при близости явления решения. Люди, возражающие против созидания, обычно не имеют ничего предложить взамен. Именно такие возражатели одни из первых пойдут за Вождём. Будут шептать о несогласии, но довольно точно исполнят Указ. Не только по рабской природе они примут Иерархию, но по работе сердца своего. Оно указывает, что в минуту опасности нужно соблюсти равновесие около сильной власти. Потому пусть Вождь не смущается этими голосами призраков.
 
Напутствие Вождю. 131
Почему столько испытаний, если сердце может творить духовное преображение? Ответ прост — сердце заброшено и не приложено к жизни. Так нужно многим людям улучшить сознание на испытании. Когда вы нанимаете слуг, то или назначаете испытание, или верите их глазам. Так и сердце может убедительно блеснуть во взоре, но рассудок может уподобить глаза оловянным плошкам. Так, при каждой возможности советуйте путь сияния взора.
 
Напутствие Вождю. 132
Вождь должен ясно различать, с кем именно может он работать. Но если выбор сотрудников сделан, то не следует им поминать о прошлом. Мало ли что могло случиться в прошлом! Именно оно препятствует всецело обратиться к будущему. И какие малые земные прошлые камни мешают продолжить путь спешный! Но следует привыкать к спешному пути, другого не существует. Множество несчастных и страдающих считают мгновения, ожидая помощи. Неужели не поспешим?
 
Напутствие Вождю. 133
Нужно строго различать между противоречием и особым приёмом работы. Если левша может творить левой рукой, то смысл его достижений не будет противоречить работе правой руки. Но люди стеснены условностями мер, они даже в настоящее время не могут понять, в чём ценность труда, и каждый необычный приём уже возбуждает подозрительность. Какое мерзкое чувство подозрительность, ведь оно не имеет ничего общего с Огненным Миром! Приступ подозрительности делает человека хуже животного, у того остаётся чутьё, но подозрительность выедает все чувства. Конечно, этот пережиток от самых тёмных времён. По счастью, он поддаётся лечению внушением, но запускать такую заразу не следует.
 
Напутствие Вождю. 134
Сам Вождь сумеет приблизить сознание народа к мерам наивысшим. От Вождя зависит характер всей страны — он выразитель её возможностей. Народ будет почитать лишь выразителя истинных сокровищ страны. Пусть Вождь почует, где заложены сокровища, и пусть познает, где самые вражеские нападения. Не бывает ни одного дня, чтобы силы тёмные не пытались внести разрушение. Не каждый разберёт, где обновление и где разрушение.
 
Напутствие Вождю. 135
Действительно, жестокость должна быть искоренена; не только жестокость действий, но и жестокость мыслей; последняя хуже самого действия. От младенчества нужно мерами государственными пресекать зачатки жестокости. Как самая бесчеловечная, отупелая и злобная тьма, должна быть очищена проказа низкого мышления. Дети не жестоки, пока не увидят первое жестокое действие; оно точно открывает поток тёмного хаоса. Лишь немногие уже сами готовы противостать потоку тьмы. Такая накопленность сознания редка. Нельзя Вождю предполагать такое достижение во всех; наоборот, следует принять меры по низшей ступени. Также не будем мертвенно повторять великую заповедь — «не убий!», но подумаем, где больше убийства: в руке, в слове или в мысли? Нужно подумать, что мысль людей очень готова к убийству.
 
Напутствие Вождю. 136
Вы сами знаете, что вернейший путь есть путь дружелюбия. Вспомним, какие опасности мы миновали дружелюбием! Может быть, даже не знаем границ и размеров таких опасностей. Но сердце свидетельствует, что именно дружелюбие помогло в самые трудные часы.
 
Напутствие Вождю. 137
Невозможно ожидать от Вождя всегда немедленное решение, но другое обстоятельство — можно получить суждение Вождя. Он может почуять главную причину происходящего. Такое чувствознание может быть развито наблюдательностью. Такое умение различать главное обстоятельство и одно понимание самого нужного уже есть ключ к решению. Наблюдательность не есть нечто чудесное, она рождается из уважения ко всему сущему. Конечно, Вождь должен обладать такою наблюдательностью, ибо радость сего дня может быть горем назавтра и наоборот. Но увлекательна задача сердцем воспринять, где же самое руководящее условие. Обычно само лицо отражает отливы и приливы энергии. Плох будет Вождь, который не замечает волны, которая ложится в основание впечатлений людских. Ведь люди обычно видят то, что в их сознании проходит. Такие преходящие тени не должны туманить сознание Вождя.
 
Напутствие Вождю. 138
Природа вещей должна быть преподаваема среди самых первых предметов. Она должна быть прекрасно рассказана во всей реальности; должна быть показана преемственность миров со всеми научными сопоставлениями. Религия не только не будет противоречить такому изложению основ, напротив, религия будет помогать в своих древнейших намёках. Предмет природы вещей будет преддверием понимания Живой Этики. Нужно познать, для чего необходима честь, достоинство и все прочие качества человечности. От самых ранних лет дети должны слышать о Мирах Тонком и Огненном, должны понимать начало Иерархии и добра. Чем раньше им напомнят об Иерархии и прочих Истинах, тем легче им припомнить прежнее знание. Понятие Бога во всём величии очистится на основе Иерархии. Только так Понятие Высшее не останется отвлечённым и сольётся со всем Бытием.

Нужно, чтобы Вождь и Правительство поняли, чем следует повысить познание Высшего Представления. Нужно, чтобы школы приняли всю привлекательность, которая представляет Бытие во всём величии.
 
Напутствие Вождю. 139
Опасность есть сосредоточение вибрации напряжения. Множество опасностей окружают людей, но из них замечаются лишь немногие. Когда Вождь говорит — «живите в опасности», он мог бы сказать — «замечайте опасности и тем преуспевайте». Нельзя жить вне опасностей, но прекрасно сделать из опасностей ковёр подвига. Вождь знает, что он несёт поручение, и опасности сделаются лишь двигателями, потому Вождь и не думает об опасностях. Сама дума об опасности вредна. Думая об опасностях, мы усиливаем вибрации их и можем этим нарушить равновесие.

Бережливость к силам не должна быть смешиваема со страхом и смущением. Мы бдительны и осторожны для лучшего выполнения поручения. Но опасности не могут отяготить нашего внимания. Учитель должен прежде всего настоять на освобождении ученика от призрака опасностей. Ученик должен помнить всегда, чтобы не потратить капли высшей энергии без пользы. Мысль об опасности поражает многие наши центры и беспорядочно поедает ценную энергию. Мысль об опасности отражается даже на качестве пульса, но желание лучше исполнить поручение укрепляет сердце. Итак, будем действовать как полезнее.
 
Напутствие Вождю. 140
При вступлении в монашество обычно указывалось на все трудности такого пути. Одни скажут — всё легко; другие предупредят — всё трудно. Людям с огненным сердцем можно сказать — всё легко, но при обычном сознании правильнее предупредить — всё трудно. Если кто убежит от одного предупреждения о трудностях, то он всё равно не подошёл бы для настойчивого труда. Не следует набирать людей заведомо непригодных. Боязнь работы уже есть предательство.
 
Напутствие Вождю. 141
Александрийские философы говорили: «Не порицай Мир, ибо он создан Великою Мыслью!» Не творение виновато, но наше суждение о нём. Мы можем наслаивать наши мысли как к добру, так и ко злу. Мы можем из самого доброго животного претворить злобную тварь. Жестокость, с одной стороны, страх — с другой, наполняют посредством мысли наше сознание. Мы посылаем зло во взгляде нашем. Мы могли бы обратить полезное растение в самое ядовитое и пагубное. Мысль древних философов проникла в религии. Климент Александрийский знал, как люди сами унижают великое Творение. И сейчас люди могут наблюдать, как может зло претворить самые незлобивые существа.

Конечно, каждый укротитель скажет, как часто именно добро помогает ему в его ремесле. Но он же знает, что кроме добра должны быть различные предохранительные меры, каждая по нраву животного. Такую науку можно назвать целесообразностью. И мы можем не осуждать Мир, но мыслить, почему злоба могла войти в него? Так и предохранительные меры будут проистекать не от зла, но от добра.

Можно каждому Вождю посоветовать не забыть Завет старых философов.
 
Напутствие Вождю. 142
Уже вы достаточно знаете об умеренности некоторых лиц. Что же делать, когда они из самых лучших? Умеренность вползла в самые широкие круги. Те, которые являются как бы поборниками добра, предаются духовно умеренности. Можно видеть, как часто тёмные не страдают этим недостатком. Существует сказка, как дьявол встретил Ангела. Светлый сказал: «Горьки слуги твои!» Но дьявол ответил: «Мои горьки, зато Твои кислы, оба мы должны искать сладкое». И Ангел поник головою, ибо не мог указать, где они, не прокислые. — Так давно замечено народом.
 
Напутствие Вождю. 143
От любого пути зла можно повернуть к добру. Но такие возможности лучше всего очевидны на задачах прогрессии. Действительно, каждое промедление во зле относит от добра с быстротою прогрессии. Так, где вчера можно было соскочить с колесницы зла, уже нельзя вернуться к тому же месту сегодня. Это нужно напомнить всем, кто думает, что можно в любое время одинаково скинуть груз зла. Его вещество очень липко и зарастает малыми правдами, о которых беседовали.
 
Напутствие Вождю. 144
Люди, принявшие на себя Великое Служение, могут быть названы «Небесным Камнем». В стремлении они преисполняются светом. Они прободают низшие слои и заключают в себе алмаз-адамант. Но не легко быть алмазом, и нужно утвердиться в Свете, чтобы преодолеть тьму. Не знает покоя Великое Служение, на бессменном предстоянии укрепляется дух. Много земных малых правд нужно покрыть куполом великодушия. Нужно покрыться Светом, идущим от Иерархии. Усвоить Мир Тонкий и Огненный как природу вещей.

Можно из ямы не замечать солнца, но из колодца изучают звёзды. Самое нежданное может случиться на пути Служения, но опытный Вождь не забудет, что каждая мировая утрата возмещается в пространстве.
 
Напутствие Вождю. 145
И нигде люди не думают о Живой Этике. Они думают, что можно прожить в обычных мерах, но с каждым днём становится яснее, что можно спасти людей верою, которая превыше всех религий. Немного такой веры, не будем считать тысячами там, где довольно десятков. Необычны пути такого осознания Высшего.
 
Напутствие Вождю. 146
Понимается слово «хор» как созвучие голосов, но может быть хор энергий, хор сердец, хор огней. Учение должно обратить внимание на хоровое начало, которое вовсе не обременит начало личное. Нужно развивать в себе такую кооперацию, чтобы привходить для прямого усиления возможностей. Так забота о хоровом начале соединится с созиданием. Люди могут понять, что хор нуждается в разнообразии соучастников. Только очень привычные руководители понимают, как нужны бывают даже не очень деятельные участники, но которые могут вносить своеобразие гармонии. Учитель радуется каждому своеобразию, в нём рождается новый вид огня.
 
Напутствие Вождю. 147
Посмотрим, как народы могут почувствовать значение знания. Мы употребим заботы, чтобы проявление знания могло пойти путём необычным, чтобы поразить человеческое воображение. Действительно, умение пробудить воображение прошлых воплощений нелегко; только сознание очищенное, которое уже не смущается переходом, являет постоянное воображение, новое и неутомимое.
 
Напутствие Вождю. 148
Нужно всеми мерами усвоить основной закон, что Учитель даёт направление, но не настаивает на подробностях. Каждый должен искать и найти в труде. Особенно смутно понимается, насколько велик закон, устремляющий к нахождению. Не только теперь, но и в лучшие годы люди требовали уже конченных, хотя бы и не продуманных ими формул.

Как поучительны испытания, когда по одной начальной букве ученик должен был найти всё требуемое слово, но немногие будут искать такое объединённое сознание. Нужно указать, насколько поиски усиляют и руководительство.
 
Напутствие Вождю. 149
Много раз философы утверждали, что собрание людей допустимо, когда оно имеет нравственное последствие. Действительно, истина эта нова и для нашего времени. Сборище людей обычно кончается в извращении самых простых основ. Посмотрим на тонкие и огненные окружения таких многолюдных сборищ. Посмотрим и ужаснёмся: несогласованные ритмы допускают лишь низших сущностей и претворяют огненные посылки в огонь опаляющий. Если благому посетителю трудно пробраться через животную толпу, то тонкие существа будут отброшены, как лист сухой, вихрем.

Нужно ждать, когда же на уроках психологии будут сказаны советы о массовых воздействиях! Люди желают приобщаться к управлению, но не хотят воспитывать волю свою.
 

Параграфы 121 - 150 из 194
Начало | Пред. | 3 4 5 6 7 | След. | Конец


Агни ЙогаКосмические легенды ВостокаВы можете купить полное Учение Живой Этики (в 16 томах)
или небольшую книгу С.В. Стульгинскиса "Космические легенды Востока",
в которой в форме легенд изложены основные положения Учения.

Степан Викентьевич Стульгинскис принадлежит к первому, довоенному поколению рериховцев, которые первыми восприняли идеи Учения Живой Этики. Читателям его имя также известно по труду «Введение в Агни Йогу».

 

 
Мысли на каждый день

Сердце, пылающее помощью, – Наше сердце.

Иерархия, § 434