Учение Живой Этики (Агни Йоги)                контакты          написать нам


Мысли на каждый день

Умение переменить оценку сознания будет уже порогом будущего.

Мир Огненный, ч.2, 285
"Мочь помочь - счастье"
Актуально

2. Листы Сада Мории. Озарение. 1925.


Листы Сада М. Озарение. III. V. 13
Два признака подлинности Учения: первый — устремление к Общему Благу; второй — принятие всех бывших Учений, ответивших первому признаку. Надо заметить, что первоначальная форма Учения не содержит отрицательных положений. Но суеверные последователи вместо блага начинают ограждать Заветы отрицаниями. Получается губительная формула: «наша вера лучшая», или «мы верные, они же все неверные». Отсюда один шаг до крестовых походов, до инквизиции и до кровавых морей во Имя Тех, Кто осуждал убийства. Нет вреднее занятия, нежели навязывание веры.

Кто хочет идти с Нами, должен прежде всего отрицание забыть и нести обновлённую жизнь свободно, без принуждения других. Привлекаются люди красотою и светлым знанием. Только вместившее надежды, только расцветившее жизнь, только явившее действие Учение может помочь истинной эволюции. Ведь не рынок жизнь, где выгодно покупается вход в Царствие Небесное. Ведь не могила жизнь, где дрожат за справедливость Неведомого Судии!

Учёные предложили, по их мнению, остроумное утешение: «Человек начинает умирать с момента рождения». — Утешение скудное и траурное.

Мы же говорим — человек рождается вечно, в особенности же в момент так называемой смерти.

Служители искажённых религий поощряют своих питомцев покупкою мест на кладбище, где при заблаговременной заботе они будут лежать выгоднее и почётнее других, более бедных и тем не заслуживших длинных молитв. Ладан им, бедным, будет поддельным, и певчие будут петь очень скверно.

Скажите же, наконец, какое подлинное Учение заповедало это уродство?! Поистине довольно могил, кладбищ и запугиваний!

Можно знать, как светло смотрели Учителя на переход к будущим проявлениям и менее всего заботились о месте на кладбище.

Признак отношения к смерти очень важен для характера Учения, в нём заключается понимание перевоплощения.

Прошу отнестись к перевоплощениям строго научно.

Если вы можете предложить другую конструкцию мироздания, Мы оставим за вами место профессора семинарии и обещаем похоронить по первому разряду, ведь вы собрались действительно умереть в глазах просвещённых.

Прочтите внимательно писания вами напечатанных Учителей, и вы удивитесь, как дружно во все века Они говорят о смене жизни.

Путь Света покажется, когда научно и без предрассудков посмотреть отважитесь.

Отважные с Нами — Отважным Отрада!
 
Листы Сада М. Озарение. III. V. 14
Действие духа неисчислимо быстро. Мысль есть рефлекс духа, и потому движение мысли неимоверно быстро.

Только через многие ступени по скале* медленности начинается исчисление быстроты света.

Если значение духа велико, то какую же ценность имеет дитя духа — мысль?! Какое значение имеет мысль, показывает даже несложный аппарат, изучающий спектр ауры. Меняют окраску ауры не только осознанные мысли, но в такой же мере действуют и летающие мухи нашего резервуара духа, не доходящие до рассудка и памяти.

Всюду говорится об одинаковости значения мысли или действия — установить это легко: возьмите действие на спектр ауры мысли об убийстве или самое убийство — следствие будет одинаковое. Трудно усвоить людям, что мысль имеет то же воздействие, как и поступок. Но кто желает принять участие в эволюции мира, тот должен понять значение мысли.

Если мысль трансформируется в физический цвет, то и воздействие её на расстоянии так же очевидно, как излучение волн света. Надо подходить к теории силы мысли научно. Не следует относить к исключительным личностям — этот закон общий всем. Как главное следствие будет непрактичность лжи и лицемерия, а также бережливость к своим близким.

Нехитрые учёные знают, что одною мимолётною мыслью физически окрашивается целая аура. Казалось, совершенно тайная мысль, а следствие её физический цвет, научно установленный.

Измеритель аур даёт большое доказательство для невежд.

С цивилизованными невеждами Мы должны обращаться как с детьми. Обожжённый палец их учит обхождению с огнём. Говорим о предрассудках, но любой министр не знает, что за зверь предрассудок. — Пойдём к радости!
 
Листы Сада М. Озарение. III. V. 15
Говорят, что труд может быть утомителен и даже вреден для здоровья. Так говорят ленивые и неподвижные люди.

Поймите, труд правильно распределённый по природе своей не может утомлять. Только понять как правильно сменить группу рабочих нервов и никакая усталость недоступна. Не пытайтесь найти отдых в безделье. Безделье есть лишь микроб усталости. После напряжения могут заболеть мускулы, но стоит погрузиться в безделье, и вы почувствуете всю боль. Тогда как вызвав работу противоположных центров, вы совершенно минуете рефлекс бывших напряжений. Конечно, подразумевается большая подвижность, которая развивается сознательным опытом.

Когда врач предписывает разнообразное лечение, находится время и возможность выполнить. Так же можно найти разумную смену труда — это касается всех родов труда.

Худо находить неподвижность ума, которая мешает работе высших центров.

Нужно запомнить, что некоторые положения тела должны быть избегаемы или, по крайней мере, сменяемы. Согбенность мешает солнечному сплетению, если на вытянутых ногах. Закинутая голова мешает центрам мозга. Протянутые руки вперёд отягощают центр аорты. Лежание на спине мешает центрам кундалини, хотя и возбуждает их.

Ясное мышление стремительно приходит, когда положение света изменено. Стоит повернуться к Свету или отвернуться, и воздействие будет ощутимо. Прежде всего запомните, что каждое положение имеет своё преимущество, но если превратиться во флюгер для чужого ветра, то система восхождения будет нарушена.
 
Листы Сада М. Озарение. III. V. 16
Удача не покинет стремящихся, ибо трудно попасть в стрелу на полёте. Как быстры сроки суждённых, но в движении надо различать день вчерашний от дня грядущего.

Народы восстали, уходят цари — случайность ли? Только слепой не замечает движения эволюции.

Каждое молодое сердце трепещет предчувствием новых форм. В эти моменты каждая новая форма, хотя бы не совершенная, ценнее полированной старой.

Чтоб назвать себя солнценосцем, надо забыть о мраке.

Как же не поддержать стремящихся к солнцу? — им легче пояснить значение солнечной праны. Солнечный луч для них осветит новые недра — только надо принять.

Каждый позванный получает всю чашу. Если он не примет вестника, он получит часть суждённого. Если ему не вместить этой части, ему будет дана частица разделённая — так каждый отмерит.

Надо сказать избравшим частицу разделённую: самомалые, по привычке легкомыслия изгнали вы себя из сада! Чуйте, как легко было принять вестника чаши. Вместе с ним посадили бы малое дерево великой свободы. Как тяжко заглядывать теперь в глаза прохожих, искать к вам постучавшегося. Лёгкое сегодня завтра недоступно. Потому окружитесь всею зоркостью.

Указ можно повторить, но нельзя глаза насильно открыть. Спящий пусть спит!

Но можно ли спать при сверкании неба и колебании всей земли?!
 
Листы Сада М. Озарение. III. V. 17
Вспомним несколько случаев, много раз повторённых в разных жизнях: ждали Вестника десять лет, но за день до Его прихода закрыли дверь. Или, избрав частицу разделённую, вообразили, что всё допущено и позволено. Или, избрав частицу, впали в блаженное бездействие, удивляясь, как худеет частица. Или, избрав частицу, удумали сохранить старые привычки — пусть за одною пазухой лежит часть блага, за другою можно сохранить милых тараканов. Или, избрав частицу, решили только на минуту выскочить из поезда, забыв, что прыжок на ходу губительно относит назад. Или, избрав частицу, удумали клеветать на брата, забыв, что клевета больно бьёт по лбу.

Спросите: «Как же поступить, чтобы не замарать частицу избранную?» — Могу дать совет — вместо частицы примите всю чашу Общего Блага. Этот приём защитит вас от всех нечистот. Вместо боязливого раздумья решите принять, как опыт, на семь лет план Общего Блага. Если совет Мой плох, успеете снова завести своих тараканов.

Кому чаша Общего Блага покажется тяжкою, тому Скажу: Учение не кедровые орешки в сахаре, Учение не серебряные бирюльки. Учение есть мощная серебряная руда, назначенная и сбережённая. Учение есть целебная смола, открытая и устремлённая.

Скажу шатающемуся — только берегись стать предателем, ибо судьба даже малого предателя ужасна!

Трудящемуся Скажу — привлечь малую силу уже большая заслуга, но привлечь великую силу уже светлое достижение. Истинно трудящемуся не тяжела чаша Общего Блага!

Когда будете искать сотрудников, не смущаясь ищите. Руки рабочие могут скрывать Вестника; цвет кожи может быть от горних снегов. Истины Вестник не будет кричать на базаре.

Так собирайте приметы — время близко!
 
Листы Сада М. Озарение. III. V. 18
Усвоив признаки Вестника, Напомним признаки сотрудников: без предрассудков, подвижные в действии, молодые духом, пучины не боящиеся. Хорошо не забыть неизвестных и сирот.

Теперь пора сказать признаки пути к Нам. Прежде всего, ясно ли принимаете существование Учителей?

Когда вы читаете о нахождении яиц динозавра, вы легко принимаете сообщение. Так же легко примете сообщение о новом виде обезьяны; о жизнеспособности зёрен в гробницах пирамид; о неизвестном металле; о новом племени потомков потерпевших кораблекрушение. Целый ряд сообщений, выходящий из вашего обихода, вы примете легко.

Почему же трудно принять, что группа, получившая знания путём упорного труда, может объединиться во имя Общего Блага? — Опытное знание помогло найти удобное место, где токи позволяют легче сообщаться в разных направлениях.

Вы, конечно, слышали рассказы путешественников о нахождении в пещерах неизвестных Йогов. Если вы продолжите этот факт в направлении обширного действенного знания, вы легко дойдёте до ощущения группы Учителей Знания.

Как же найти путь к Нашим Лабораториям? — Без зова никто не дойдёт. Без Проводника никто не пройдёт! В то же время нужно личное неукротимое устремление и в то же время готовность на трудности пути.

По обычаю приходящий должен известную часть пути пройти одиноко. Даже бывшие в непосредственном сношении с Нами перед приходом не ощущают Наших вестей, так должно быть по-человечески.

И одиноко приходящие, кроме глубоких причин, разделяются на два вида: лично стремящиеся и вызываемые для поручения.

Никто без особого Указания не узнает бывших у Нас.

Если Вестник Наш не кричит на базаре, то и бывшие у Нас умеют хранить Общее Благо.

Главный признак Нашего Зова — когда вас как крылья непреложно несут. Так примите Нашу Общину Знания и Красоты. И будьте уверены, что можно обыскать все ущелья, но непрошеный гость путь не найдёт.

Много раз бывали Мы в ваших городах, нельзя назвать Нас ушедшими от мира. Ведь и вы выносите обсерватории за город и заботитесь о предоставлении спокойствия учёным. Примите Наше соображение и не сетуйте на отсутствие точного адреса.

Помните Работающих для Общего Блага!
 
Листы Сада М. Озарение. III. V. 19
Неминуемо встретитесь с особым типом людей, которые приходят в бешенство при упоминании об Учителях. Они готовы поверить наглой биржевой спекуляции; готовы поверить любому мошенничеству, но идея Общего Блага им недоступна.

Пристально посмотрите этим людям в зрачок, в нём найдёте бегающую тень и недолго выдержат они ваш взгляд — это тайные дугпа. Часто они опаснее своих явных собратьев.

Даже если им прислать кошель денег, они вспомнят несуществующего должника. Даже если удержать их от гибели, они напишут благодарность в полицию. Даже если бы привести этих с виду благонамеренных людей до самой границы Нашего Поселения, они объявят виденное миражом. Если бы они делали это по невежеству, но причина гораздо хуже.

Берегитесь от них! Главное, детей берегите. От них детские язвы. Они идут в школу. Для них исторический факт и закон знания не существуют. Встречая язвенных детей, спросите о качестве учителей.

Теперь, когда близится важное время, нужно омыть возможно больше детей, они будут думать о городах будущего. Нужно им дать правдивую книгу о подвижниках Общего Блага, но книга эта ещё не написана. Поддельны книги детей, поддельны игрушки, поддельны улыбки воспитателей. Среди сплошной подделки можно ли ожидать правдивости?

Советую явить время для детей. Пусть тащат сами брёвна своего города.

Говорил о тайных дугпа к сведению, заниматься ими не стоит, это просто сор для каждого стремящегося работника.

Но если вы детям покажете Наше Поселение, они с радостью пройдут по всем лабораториям и обсерваториям. Наши призматические зеркала доставят им радость незабываемую, ибо они любят всё настоящее, а Мы стремимся к Правде.

Давайте детям лишь настоящие вещи!
 
Листы Сада М. Озарение. III. V. 20
Из Нашей Общины сеем Мы зёрна Общего Блага по всем частям Света. Спросите — как сохранить Устав Общины? — Вы уже слышали многие признаки Нашей Работы, теперь запомните не к сведению, но к немедленному применению. Если отказ от личного приближает, то отказ от действия Общего Блага удаляет безмерно — это правило Общины.

При подвижности ума очень легко сохранить личное при устремлении к Общему Благу.

Спросите — почему нужно столько испытаний? — В Общине всё достигается опытом, потому правильно считать испытания ростом. Испытания лежат как пороги врат прекрасных.

Уберите воздыхание и плаксивые лица, когда говорят об испытаниях.

Но отказ от Общего Блага свалит в яму даже великана.

Кто имел преимущество слышать Говор Наш, может засвидетельствовать, как деловито и разнообразно проходит время Наше. Для увеличения возможностей пришлось отказаться от долгих построений речи, изыскивая в разных веках лучшие и краткие определительные. В трёхминутное время надо уметь дать выпукло содержание трёхчасовой речи.

Говорю это, не боясь негодования адвокатов и проповедников.

Оценить сокровище времени можно лишь при работе Общего Блага. Менее всего можно красть время вашего брата. Украсть без смысла время — то же, что и кража идей.

К испытанию можно добавить, что даже ребёнка можно спросить — что считаешь наиболее важным сейчас? — Понимая течение мысли, можно по ответу увидеть подлинный облик. Печально смотреть на прячущих свои мысли. Мысль — молния!
 
Листы Сада М. Озарение. III. VI. 1
Посвятивший себя курятнику несёт последствия яиц. Посвятивший себя части мира колеблется с почвою.

Люди испортили значение слова «Гармония». В это слово внесено нечто клерикальное, фалда хитона, иммортелька несуществовавшей любви и даже вязаный чулок. Лучше без арф заменить это высушенное понятие более энергичным, — скажем — чуткость Сотрудничества. Без неё Община жить не может. Нарушение её вызывает обиженность; обиженность порождает тупость.

Человек, угнетённый обиженностью, привлекается к одной точке. Становясь неподвижным, человек неминуемо тупеет. Тупость, как ржавчина, поглощает часть основного вещества.

Всё вибрирует, волнуется и дышит среди озарений молний.

В дни великих построений не допустите ржавого якоря; ржавчине не выдержать омывающий вихрь!
 
Листы Сада М. Озарение. III. VI. 2
Может спросить врач: если аура явление физическое, то не может ли она быть растима извне физически?

До известной степени он будет прав.

Мы уже слышали о внешних ударах, поражающих ауру. Так же точно может быть создана тепличная атмосфера, залечивающая ауру, но условия теплицы всюду одинаковы и не пригодны для эволюции.

Так же как и организм должен вырабатываться изнутри, вне внешних условий, так же стойкость и смысл ауры растёт лишь изнутри. Тесные условия особенно пригодны для ширины ауры. Рука дающая не зависит от количества даваемого.

Вижу молодого учёного, который собрал заветы всех Учений Востока и сказал себе — вот выберу отовсюду наставления жизни, отброшу все гимны и поклоны, забуду разницу во времени и ошибки клеветников и переводчиков, наиболее простое кажется наиболее основным. Из этих осколков сложу здесь одну жизнь — это жизнь Востока, несмотря на отрывочность, эта жизнь будет мудра и полна действиями эволюции.

Отчего все Учения зародились в Азии? Какие магниты там собрали поступательную энергию духа?

Для смерча нужно содействие сверху и снизу.

Где же крыльям будущего отвечает наибольшая древность?

Древность Атлантиды может ответить полёту запланетному. Ворота эти так широки, что остальное хозяйство войдёт легко!
 
Листы Сада М. Озарение. III. VI. 3
Может ли Наша Община вмешиваться в дела мира и оказывать действенную помощь?

Каждая Община лишена эгоизма в вульгарном значении и во имя Общего Блага имеет касание в решении мировых дел. Как стрелы вонзаются посылки Общины в мозг человечества.

В литературе научной можно проследить ряд воздействий, как психических, так и материальных. Известны случаи посылок важного значения предметов. Известны присылки денежных сумм. Известны предупреждения об опасности. Известны письма о решении дел. Известны встречи под разными образами.

У Нас бывали пароходные билеты и костюмы разных стран.

Мы имели разные имена и являлись, когда обстоятельства повелительно требовали.

Уже Вижу, как кто-то негодует и называет сказанное баснями. Между тем на его глазах общежитие университета получило жертву от неизвестного; его знакомому был принесён ценный бюст от неизвестного.

Наш посланник просил королеву поступить по законам времени. Наш посланник советовал молодому изобретателю. Наш посланник провёл начинающего учёного. И можно указать список лиц, получивших денежные переводы. Это всё факты, засвидетельствованные физическими документами.

Почему это кажется кому-то мистическим и таинственным? Когда каждый в меньшей мере то же делал.

Раз принцип Общего Блага заложен в человечестве, то, продолжая его, получим Общину, сильную опытом.

Только слепой не замечает, куда повернулась спираль эволюции! И Мы, существующие, посылаем помощь молодым духом.
 
Листы Сада М. Озарение. III. VI. 4
Если Наша срединная Община имеет значение для мировых построений, то и общины, учреждаемые Нами, имеют влияние на эволюцию мира. Рассмотрим главные виды этих разбросанных общин.

Первый — общины несознательные, которые вырабатывают приемлемый вид общежития. Можно найти их среди рабочих, земледельцев, учащихся, реже в семьях.

Второй вид общины знает о плане земной эволюции, но не привязывая этот план к определённому действию и сроку: кружки политических идеалистов, некоторые оккультные организации, учёные сообщества, реже всего клерикальные конгрегации.

Третий вид общины знает не только план эволюции, но и срок и действие. Конечно, эти общины редки и получают Наши Указания.

Побывавший у Нас научается молчанию. Так же трудно распознать участников общины третьего вида. Говорливее второй вид общины, они говорят уже много об Общем Благе.

Истинно, век чёрный кончится возглашением Общины! Сергий рубил её топором. Бёмэ колотил молоточком. Учитель Будда руками слагал. Христос мост ей приготовил. Самый древний Учитель сказал: «Не вижу вещей, которыми владею!».

Теперь остаётся послать на Нас карательную экспедицию, но она не пройдёт, ибо Владеем некоторыми научными средствами.

О газах, хотя в эту книгу не вошло, но Я уже называл несколько мощных составов. Прекрасное, неповторяемое время смены долгого тягостного века!
 
Листы Сада М. Озарение. III. VI. 5
Можно рассказать поучительный случай, как неожиданный полезный сотрудник достиг Нашу Общину.

Вы уже знаете, что перед окончательным поступлением к Нам бывают особые приступы физической слабости, — это объясняется волнообразным состоянием центров; возможны обмороки, спазмы, тоска и боль разных центров.

Один Наш Друг напрасно вышел по горной тропе и, привычный к переходам, зашёл за границу предохраняемую, там Он впал в глубокий обморок. Что же показали Наши дальнозоркие аппараты? Друг лежит на очень опасном обрыве, к нему спешит отбившийся от каравана участник экспедиции Географического Общества, сам голодный и обессиленный, подымает Нашего Друга, который очень высок ростом, и несёт Его по тропе.

Только напряжением нервов можно объяснить, как он мог поднять эту ношу.

Когда Наши посланные дошли, сам путешественник впал в ещё более глубокий обморок. Непомерная ноша сделала его сотрудником.

Теперь он заведует охраною путей и занимается историческими исследованиями. Он часто повторяет: не бойтесь непомерной Ноши. Конечно, он имел повод оказаться в Наших горах.

Явление врагов надо поставить в связь с особым болезненным состоянием, о котором Я упоминал.

Человечески легко понять, насколько кому-то неприятна Наша Община. Не надо быть колдуном, чтоб представить, как кто-то старается преградить путь; но эти враги не ваши и не Наши, но враги просвещения, неизбежны и неуклонны. Потому Советуем брать вещи как они есть и не бояться Ноши непомерной.
 
Листы Сада М. Озарение. III. VI. 6
При образовании новых Общин надо иметь в виду одно докучливое, особенное отличие людское, — Говорю о зависти. Из соревнования постепенно поднимается ехидна зависти, в том же гнезде ложь и лицемерие.

Ехидна мала ростом, и рождение её иногда уследить невозможно, потому при образовании Общины надо предусмотреть разницу между членами её и показать, почему члены Общины неповторяемы и несравнимы, как члены тела.

Скоро будет время, когда Моё Учение не легко достигнет общин в разных странах.

До выхода третьей книги надо не только усвоить вторую, но и применить её в жизни.

Уже Знаю, как поверхностно прочтена многими первая книга. Кто-то сделал из неё сонник и гадалку; кто-то принял её как успокоительные капли. Но мало кто принял её как неотложный призыв к эволюции мира.

Во второй книге понявшие призыв первой найдут признаки желанной работы.

Появление мировых Событий положит книгу на рабочий стол. За этим столом можно встретиться. Ноша непомерная делается иногда пером крыла.
 
Листы Сада М. Озарение. III. VI. 7
При занятиях общинных не предавайтесь мыслям о недавнем прошлом — или будущее, или мудрость веков. Осколки и пыль шелухи прошлого слишком наполняют пространство. Притянутые магнитом мысли, они сплетают нечистые фантомы, которые трудно изгонять. Изгнанные из одного угла, они перекочёвывают в другой, пока сознательным ударом воли они снова не будут обращены в пыль.

Практичнее мыслить о будущем — эти мысли обращаются к солнечной пране. Магнит таких мыслей может притянуть части космической пыли. Эта пыль дальних миров благодетельна для новообразований.

Если астрономия — география, то космическая пыль — история. И каждый аэролит — археологический предмет.

Историческое сведение о почитании Соломоном особого Аэролита имеет научное основание. Так часто сказка обращается в страницу научного труда.

Ведь и Галилей в своё время рассказывал опасные сказки. Неужели вы желаете уподобиться кардиналам, противникам Галилея?

Надо приучиться мыслить о будущем. Когда собираетесь, надо посылать мысли о будущем — чище будут собрания.
 
Листы Сада М. Озарение. III. VI. 8
Ещё несколько советов. Поспешить и опоздать одинаково худо, но если выбирать, то поспешить всё же лучше. Так же лучше пропустить, нежели добавить.

Если явлена в общине жалоба, то община обращается в полицейское управление.

Если в общине появляется себялюбие, то община становится зоологическим садом.

Если в общине Моё не творится Учение, значит, явлен кто-то прикрывающийся.

Каждый вошедший может выйти, но вышедший берёт с собою нажитую истинную собственность.

Если иногда непомерная Ноша легка, как перо, то часто золотник неправды тяжелее пуда.

Явление ярости сравнения с участниками общины приводит к ужасному явлению поражения.

Тяжкий путь тем, кто не вошёл легко, будучи позван. Прошу не обессиливать себя.

В напряжённом темпе работы скрыто замечательное оккультное качество. Никаким напряжением воли нельзя достичь результатов напряжений работы. Темп и насыщенность ритма могут сблизиться с космическим напряжением.
 
Листы Сада М. Озарение. III. VI. 9
Вы уже слышали о насыщенности ритма работы, как об особенном качестве, лишь иногда владеющем людьми. Благодетельность его имеет более глубокое значение, нежели может казаться.

Ещё древние мистерии знали два выражения: одно — работать в волне Великой Природы, другое — работать с биением сердца Матери Мира.

Изучавшие глубокие предметы должны были знать работу насыщенного ритма, ничто не должно было мешать им. Учитель Будда очень заботился, чтоб последователи знали о сменах ритма. Он советовал перед большими достижениями не покой, но работу насыщенного ритма — запомните это.

Среди задач будущей эволюции, после одиночной работы, надо перейти к организации более сложных организмов.

Приходилось видеть примеры работы насыщенного ритма в отдельных личностях или в очень малых общинах, но толпа или собрание людей не умеют употребить полезность этого принципа. Старо сказать — будьте осторожны с толпою, — но так же старо сказать — надо дух толпы научить работать.

Внешность работы может быть очень различна, но пусть ощущается ритм, работа будет совершенно иная качеством.

Если бы большинство современных семей не являлись рассадниками пошлости, то именно они могли бы быть проводниками работы общего духа. Но механические матери и отцы умеют лишь лепетать — делайте как все!

Учите малых строить свои города!
 
Листы Сада М. Озарение. III. VI. 10
О Рукописях. — Значение рукописей совершенно забыто.

Даже самый простой врач понимает, что инфекция может быть передана на клочке бумаги.

Благочестивые короли и святейшие кардиналы этим не раз увеличивали своё благосостояние. Также знаете опыты современных гипнотизёров, когда по приказу читаются закрытые письма. Даже в цирках это показывают без добавления платы.

Значит, внешнее и внутреннее значение рукописи велико.

Одним трением руки можно заставить прыгать пробочные фигурки. Подумайте, сколько энергии запечатлевается на листе бумаги при кооперации центров.

Можно наблюдать излучения энергии из концов пальцев. В темноте эти зарницы могут быть зримы. В случае особо сильных эманаций можно видеть даже днём голубой свет. Вместе с излучением наслаивается на бумагу неистребимая энергия, подобная воздействию слова и мысли.

Не условные знаки букв несёт письмо, но могучую инфекцию человеческой сущности. С этой точки понимания, одно письмо лучше подержать в руках, перечитывая, к другому же лучше не прикасаться. Конечно, по миру летают многие пустые листы, на которых не осталось искр человеческого сознания.

Как же понять разницу? — Знанием духа, тем самым, которое решает, где мы можем применить рукопожатие.

Рукопись — это рукопожатие на расстоянии.
 
Листы Сада М. Озарение. III. VI. 11
Могут спросить — как дойти до последних Ворот? — Мы знаем законы и признаки; мы не теряем времени; мы помним, как хранить Учение, как же быть, если мы найдём Врата запертыми? Для ответа обратимся опять к Мистериям древнего Египта, ведь эти Мистерии были научными путями жизни. Принимаемый член должен был, не замедляя ритма, пройти до Учителя.

Перед ним лежала светящаяся черта, и он должен был следовать, не уклоняясь и не задевая черту. Помещения проходимые были освещены разными цветными огнями. Иногда черта почти исчезала. Но наконец черта начинала сверкать и как бы ослепительный луч уходил под тяжёлую запертую дверь. Дверь была как бы неприступна — без замка. Полосы и бляхи различных металлов украшали и укрепляли её.

Робкий духом смущался и нарушал ритм шага, но знавший значение непреложности шёл прочно. Но когда тело его ударялось об твердыню, она распадалась, и он входил в последний Покой.

Этот непреложный удар нашей земной оболочки необходим для создания ритма восхождения.

Знание духа указывает нам, как размер цели создаёт размер возможностей. И символ распадения тяжкой двери лучше всего показывает, как надо действовать.

Современные мудрецы смеются над пробитием стены лбом, но древние египтяне сделали прекрасный символ мощи нашей сущности — потому идите чертою луча.

Потому умейте начать новое, усвоив прежнее.

Умейте не замечать насмешки мужеству вашему, ибо знаете куда идёте.
 
Листы Сада М. Озарение. III. VI. 12
Опять приступят с вопросом — как быть с препятствиями? — Кому семья мешает, кому нелюбимое занятие, кому бедность, кому нападки врагов.

Добрый всадник любит изощряться на неучёных конях и предпочитает препятствие рва ровной дороге.

Всякое препятствие должно быть рождением возможности.

Явление затруднения перед препятствием всё-таки происходит от страха. В какой бы чепчик ни нарядился трус, мы должны найти страницу о страхе. Друзья! пока нам препятствия не являются рождением возможностей, до тех пор мы не понимаем Учения.

Удача лежит в расширенном сознании, невозможно приблизиться при наличии страха. Луч мужества поведёт поверх препятствий, ибо теперь, когда мир знает, — семя крови растёт, семя знания растёт, семя красоты растёт!

Если путь усеян костями, можно идти смело; если народы говорят на разных языках, значит, можно открыть душу; если надо спешить, значит, где-то новый кров готов.

Будьте благословенны, препятствия, вами мы растём!
 
Листы Сада М. Озарение. III. VI. 13
Могут справедливо спросить — как обращаться с животными? — Или жестокость к ним применяется; или сентиментально из них делают паразитов; или делают аппараты для механических скрещиваний.

Конечно, мера отношения к животным должна быть установлена по единству мирового ритма — мера везде подобна. Если человек должен быть сотрудником эволюции, то и животные должны отвечать этому закону. Роды, не отвечающие эволюции, вымирают. Приспособленные к эволюции должны поддерживать способность своею работою.

Надо изучать истинную полезность животных. Напрасно думают, что вырожденные плезиозавры нужны для будущего. Бабушкино платье очень трогательно в музее, но неприменимо в жизни.

Счастье миров может слагаться и без бегемотов и носорогов, очень отвечавших складкам бывших напластований. Если известного рода люди являются подражанием бегемотов, то — та же эволюция.

Животные должны работать, должны завоёвывать право на жизнь; отсюда жестокость и сентиментальность неприменимы. И нельзя не любить всё жизненно трудящееся.
 
Листы Сада М. Озарение. III. VI. 14
Надо и животным работать, потому как сознательно надо применить труд человеческий!

Различать труд не будем. Различие лишь по сознательности и бессмысленности. Усмотреть так же нужно различие между возрастом духа. Усмотреть можно разницу устремления духа недавнего сравнительно c духом старым.

Недавний дух не имеет глубоких восприятий, которые наносятся опытом жизней, но часто он менее эгоистичен и легче поддаётся эволюции.

Старый дух получает иногда подобие водной воронки, которая притягивает в преображение личного Я сущее. Когда такой нарыв образовался, единственное исцеление может быть через подвиг.

Подвиг прекрасный и яркий помогает возобновлению тонкого тела. Пока такой старый дух стремится к подвигу, значит, он жизнеспособен.

Если есть омертвение тела, то должно быть и омертвение духа. Мёртвый член вовремя можно удалить, но гангрена духа может быть удалена лишь ударом.

Искра удара рождает подвиг. Конечно, предпочтителен подвиг, выросший сознательно, когда всё существо знает, что живёт Учитель Света.

Мы знали маленькую девочку, у которой вспыхивало непреложно это знание и даже болезнь не могла уничтожить это знание духа. Формы преломлялись, но сущность оставалась незыблемой. Так продолжайте сущность в Бесконечность.
 
Листы Сада М. Озарение. III. VI. 15
Какое внешнее условие является необходимым для качества работы? — Свет. Только свет делает работу производительной и полезной. Бабочка может летать, пока её радужная пыльца не истощена. У человека имеется та же радужная сила, и она воспринимает посредством фотоплазмы мощь света. Различные плазмы являются посредниками между видимым и невидимым. Фотоплазма, будучи эманацией нервной системы, образует радужную пыльцу, принимающую лучи света и проводящую их в нервные каналы.

Лучшие соединения со светом получаются утром, потому не закрывайте утреннего света. Работайте при свете, решайте при свете, судите при свете, тужите при свете, радуйтесь при свете. — Ничего не сравнить со световой волною. Даже самое лучшее электричество, даже самое голубое, даёт в восемь тысяч раз меньше, нежели луч солнца.

Скоро изучение фотоплазмы даст новое направление приёмам труда. Можно видеть, как кипит пыльца фотоплазмы и маленькими воронками уносит полученное сокровище в поры кожи.

Не только просторность рабочих помещений, но и правильный доступ света должны быть изучаемы.

Лучи солнца должны быть оценены как мировое сокровище.

Тот же учёный легко разберётся в течении лучей прочих небесных светил.

Почему люди должны миновать суждённые им сокровища мироздания?

Световые, магнитные вихри составляют ритм планет. Неужели их нельзя применить, как падение водопада? Неистощимы предоставленные силы!

Иван Стотысячный, возьми свою долю! Скоро, когда попытка обратится в завоевание, семя Общего Блага даст каждому мощь луча.

Так будем помнить, начиная утреннюю работу и мужественно продолжая её в Бесконечность.
 
Листы Сада М. Озарение. III. VI. 16
Человечеству особенно трудно понять соотношение между качеством работы и бесконечностью. Обыватель полагает, что высшее качество работы ведёт к конечности. Для него качество заключается в законченности, которую Мы называем мертвенностью. Совершенно невозможно объяснить обывателю, что высшее качество стремится в бесконечность. Именно в незаконченности высшего напряжения лежит нахождение знания. Нужно найти мужество работать для бесконечности.

Можно развить в себе постоянное учение, которое важно не перечислением фактов, но расширением сознания.

Неважно, каким путём нарастает сознание, но объём его позволяет вмещать размер великих событий.

Какое учение приводит скорее к расширению сознания? Совершенно индивидуально надо пускать людей на этот луг. — Каждому своя трава. Лишь бы внутренний огонь соответствовал человеческому достоинству. Сонные, самомнительные, ярые подозрением и сомнением не найдут пищу.

Скажите ученикам и друзьям, пусть учатся; пусть учатся в напряжении духа; пусть учатся в раскрытых глазах; пусть учатся совершенно бесконечно, ибо конца нет. Это простое утверждение наполняет многих ужасом.

Но Мы с теми, кто скажет — в бесконечности свет и целые века сияют, как нить жемчуга.

Учась, не умалим.
 
Листы Сада М. Озарение. III. VI. 17
Собирая учеников, думайте, с чего начать. Ошибка обычная в том, что начинают с азбуки, не считаясь с природою ученика. Наше правило — дать, наряду с начальным положением, фрагменты высших возможностей.

Также не надо забыть любимую игру Будды с учениками в минуту отдыха, когда Учитель бросал в пространство одно слово, по которому ученики строили целую мысль. Нет более мудрого испытания состояния сознания.

Представьте, если Учитель скажет — смерть, полагая смерть пошлости, а ученик воскликнет — смерть бедным.

Такие одинокие слова могут, как вехи, соткать весь рисунок духа. По этому узору можно увидеть, какие огни горят.

Представится случай сказать — ваше сознание желало смерть бедным, потому ушло направленное к вам богатство, и рядом с этим примитивным законом можно бросить искру об эволюции дальних миров.

Сопоставление эволюции миров с маленьким обиходом может дать удар просветительный.

Самое трудное, когда ученик хочет нарастить дух, посещая класс методики. Он может открыть магазин анонсов на глянцевитой бумаге и, стуча карандашом, перечислять не применённые им рецепты.

Мы не устроители похоронных процессий и зоологических садов. Желающие идти за Нами, идите так же насыщенно и светло, как неудержима жизнь, и любите всякое расширение сознания, ибо это первая цель.

Можно всё простить, но плесень сознания хуже трупного разложения.
 
Листы Сада М. Озарение. III. VI. 18
Даже в детских журналах помещают фотографии с нежданными лицами, никому незнакомыми. Даже механическая пластинка берёт больше глаз. Может быть и лучше — глазу не верят, но полны уважения к пластинке.

Астральные гости, помимо внимания к ним, толпятся в средине жизни. Конечно, им не всегда легко проникнуть к разным людям; тогда наши земные гости служат проводниками. Различные слои трудно сообщаются, но аура, оставленная пришедшими или слугами, составляет мост для невидимых гостей. Достоинство их очень различное, от касания мотылька до пасти тигра.

Потому практичнее допускать менее людей в спальню и рабочую комнату, если ваша собственная аура уже достаточно стойкая.

Особенно опасны воспитатели детей, приходящие в самом ужасном обществе. Лучшие посылки часто парализуются присутствием нянек и сиделок. Потому самодеятельность всегда полезна.

И ещё надо обращать внимание на секретарей, они погубили столько дел.

Сами, сами, сами, и можно быть спокойным за качество своей эманации.
 
Листы Сада М. Озарение. III. VI. 19
Отчего ему, а не мне? — так шепчет зависть после полуночи. Вытесните этого гада из начинаний ваших. Рост духа не терпит насилия. Этим объясняется медленная эволюция человечества. Нельзя заставить дух расти. Даже нельзя понудить непрошеными советами. Можно лишь отвечать на стук чуткого сердца.

Если пошлёте самый очевидный совет — зависть губит здоровье, то и он без сознания духа вызовет лишь новое лицемерие.

Но будут светлы пути личного нарастания духа. Каждая капля океана даёт свою радугу, потому как прекрасно сияние Космоса! И потому как бережно надо давать ответы, ибо они имеют в виду личный дух.

Мы говорили против современных церквей, но нельзя общо сказать против священнослужителей.

Мы знали прекрасного ксёндза, но, вместо кардинальства, он был перемещён в самый убогий приход.

Мы знали восторженного раввина, но его признали сумасшедшим. Знали светлого священника, но его уделом стал ссыльно-пьяный монастырь.

Знаю культурного епископа в Америке, но его жизнь не сладка.

Каждая мысль Общего Блага преследуется нещадно, между тем лишь рост личного духа может наполнить сокровищницу Общего Блага.

Это соответствие личного духа с Общим мировым Благом и составляет Красоту Космоса.

Если каждое растение имеет свою незаменимую особенность, то как же особенно нужно обращаться к каждому духу человеческому?

Такое трепетание чуткости должно быть знаком Наших учеников, и тогда даже не слово, но простое прикосновение может проливать свет.

И не только днём, но и ночью касаться можно и нести помощь просвещения.

Просвещайтесь расширением сознания, как дальние путники накопляют знания пылью радуги всего мира.
 
Листы Сада М. Озарение. III. VI. 20
Чистые мысли как озон пространства. Воистину, ими можно наполнить окружающее, но лишь в определённом аккорде. Бросить чистую мысль и покрыть её десятком вожделений равно ужасному диссонансу. Аккорд понимается рядом звучащих посылок. Потому в самодеятельности мы ценим последовательный ряд действий. Не случайное благое восклицание, но сознательный процесс длительности даёт преимущество. Один попугай умел кричать: «Благой Учитель!» — но этим не улучшил свои возможности. Один медведь случайно оставил свою добычу на пороге голодающего, но не перестал быть зверем. Пчела, случайно, прорвала нарыв больного, но не заработала себе блаженства. Даже змея, однажды, своим ядом спасла жизнь. Только сознательность и непреложность дают последствия. Улыбка подвига легка, считайте. И подвиг, выросший из непреложности, сияет, как солнце дающее. Как плод сладкий не зависит от оболочки, так пусть и ваша деятельность протекает вне толпы. Лишь минуя толпы, вы дойдёте к народам. Могу представить, как подъезжает на моторе современный министр или Папа Римский к Нашим Башням. Чего больше: комизма или драмы? Во всяком случае, простой монгол найдётся поступить достойнее, ибо в нём не порван нерв восприятия.

Друзья! Храните чистый канал восприятия, в этом горниле куются чистые мысли. Смотрите на чистые мысли не как на диковинного небожителя, сходящего по праздникам, но как на трапезу ваших трудовых будней!
 
Листы Сада М. Озарение. III. VI. 21
Первая книга звала к подвигу красоты, простоты и бесстрашия; вторая книга даёт качество и признаки работы, утверждающей расширение сознания.

Идея Общины и Общего Блага является первым признаком расширения сознания. Можно понять, что качество работы даётся не к сведению, но к исполнению.

Не для успокоения эта книга, но для труда восставшего духа. И устремляйтесь к работе возможно лучше. И каждую работу оберните лучшей эманацией.

Сделавший наиболее радостно наиболее скучную работу будет твёрдым победителем, ибо он поборет тяготу скуки. Ведь каждый путь, даже путь к Нашей Общине, имеет трудные переходы. И размер сознания измеряется не среди цветов, но над пропастью.

Работа бесконечного совершенствования заповедана Нами. И в минуту трудности думайте о Нас, зная, что беспроволочный аппарат не замедлит соединить вас.

Но умейте думать и умейте различать минуту действительной трудности.

Часто люди принимают счастье за бедствие и обратно. Расширение сознания утвердит знание духа — это знание приведёт к Нашей Общине.

Будет ли третья книга? — Конечно будет, когда пройдёт в жизнь работа, указанная во второй.

Третья книга должна касаться Нашей Общины, но можно ли говорить о Нашей Общине, если сознание не вмещает понятия общины вообще?

Потому, если хотите выявить в жизнь Нашу Общину, вы должны раньше выявить вашу собственную. Мы же вам поможем.

Наблюдайте без предрассудков течение мировых событий, и вы увидите Руку Нашу.

Настало время поворота эволюции, и собраны силы.

Умейте приложить лучшую работу и в этой работе примите привет.

Привет всем искателям Общего Блага.
 

Параграфы 331 - 359 из 359
Начало | Пред. | 8 9 10 11 12 | След. | Конец


Агни ЙогаКосмические легенды ВостокаВы можете купить полное Учение Живой Этики (в 16 томах)
или небольшую книгу С.В. Стульгинскиса "Космические легенды Востока",
в которой в форме легенд изложены основные положения Учения.

Степан Викентьевич Стульгинскис принадлежит к первому, довоенному поколению рериховцев, которые первыми восприняли идеи Учения Живой Этики. Читателям его имя также известно по труду «Введение в Агни Йогу».