Учение Живой Этики (Агни Йоги)                контакты          написать нам


Мысли на каждый день

Любовь – это двигатель мощный, любовь – это светлая сила, любовь – это оружие Света, любовь – это сердца огонь. Так сердцем и действовать будем.

Грани Агни Йоги, 1956, § 194
"Мочь помочь - счастье"
Актуально


 
 
 

2. Листы Сада Мории. Озарение. 1925.


Листы Сада М. Озарение. III. III. 13
Запишите легенду — уже Говорил, что понимать язык можно внутренним сознанием. Качество это было оповещено через высокую жрицу и дало прекрасное последствие. Послы дальних стран говорили ей на своём языке, и она понимала их. Cоздалось предание о вечном языке.

Но народ захотел толпами убедиться в понимании. Были приведены многие чужестранцы, и жрица была сведена с восьмого этажа, несмотря на протесты. Но ничего не было явлено перед народом, и чужестранцы напрасно твердили свои речи. Так была погублена одна из лучших возможностей. Но её можно будет применить, изучая качество ауры, ибо это мост блага и заразы.

Могущество понимания даже родного языка зависит не от уха, но от касания другими центрами через ауру. Потому лучше сказать — «понял», нежели «услышал».

Потому вопрос ауры не столько важен цветом, сколько внутренним напряжением.
 
Листы Сада М. Озарение. III. III. 14
Рука Моя не устанет вести, так же и вы идите — каждый силою всею. Правильно приложить силу к трудному, ибо всё лёгкое несоизмеримо с грядущим.

Что говорит мать сыну перед походом? — «Не дай себя в обиду». — Так и Мои воины поймут, как биться в одиночку.

Пусть цепь круга лишь облегчает, но находчивость испытывается одиночеством.
 
Листы Сада М. Озарение. III. III. 15
Редко Мы предпочитаем водные пути. Стихия воды противоположна магнетизму гор. Стрелы молний пронзают воду без нарастания последствий. Мы же стараемся изолировать каждый ток. Металлы предпочитаются не по ценности, но по сопротивлению. Не надо носить медные вещи. Древние знали, насколько бронза полезнее. Также цинк не должен быть более в обиходе. Не только зараза прикосновения, но канал металла приносит болезнь, потому надо уничтожить медные деньги, лучше самое мелкое серебро.

Преступную спекуляцию надо преследовать неуклонно, ибо земля больна спекуляцией. Каждая эпоха имеет свою болезнь — теперь болезнь спекуляций. Не надо думать, что человечество всегда было подвержено этой болезни. Но она признак существенной перемены, ибо постепенно пройти не может и нужен пароксизм эволюции, чтоб разбить заразу.
 
Листы Сада М. Озарение. III. IV. 1
Молитва есть осознание вечности. В молитве заключены: красота, любовь, дерзание, отвага, самоотверженность, неуклонность, устремление. Но если в молитве заключается суеверие, страх и сомнение, то такое заклинание относится к временам фетишизма.

Как же следует молиться? Можно проводить часы в устремлении, но существует молниеносная молитва. Тогда без слов мгновенно человек ставит себя в непрерывность всей цепи в Беспредельность.

Решая соединиться с Беспредельностью, человек как бы вдыхает эманации эфира и без механики повторений получает лучшее замыкание тока. Так в молчании, не тратя времени, можно получить струю освежения.

Только развитая духовность может в едином вздохе поднять сознание человеческое. Но Мы должны твердить о молитве, ибо о ней будут спрашивать. Не нужно заклинаний, не нужно выпрашиваний, не нужно пыли смирения, не нужно угроз, ибо уносим себя в дальние миры, в хранилища возможностей и знаний. Чувствуем, что нам они назначены, и прикасаемся дерзновенно.

Так поймите Завет: «Не молитесь всяко, но в духе».
 
Листы Сада М. Озарение. III. IV. 2
Если начнём разлагать материю, мы увидим, как атомы, освобождённые, начнут располагаться по их основному тону и, уходя в эфир, образуют радугу, которая звучит музыкою сфер.

Если целая планета разлагается, то конечно, следствие будет — радуга. Можно это наблюдать на каждом разложении видимой материи.

Луч Наш посылает мириады очищенных атомов, которые окутывают человека, если около него нет астрального вихря. Это основание спокойствия духа, иначе остатки кармы заслоняют предмет посылки.

И низшие духи разрывают Луч, подобно обезьянам, рвущим драгоценную ткань без всякой пользы, ибо атомы материи непригодны для мятущихся оболочек.

Нужно помнить это, соединяя дух в молитве с Беспредельностью.
 
Листы Сада М. Озарение. III. IV. 3
Теперь только запомните, что в случае опасности вы должны опоясать себя сознанием личной неуязвимости и затем посылать сознание навстречу Моему Лучу.

Мысленно представить, как искра ваша бежит к Моему току. Такая взаимность усиливает ток и хороша при уставании. Могут быть в пути разные случайности, когда взаимный ток особенно полезен. Лучше усиливать каждую возможность.
 
Листы Сада М. Озарение. III. IV. 4
Стеснённый и угрожаемый Акбар говорил своим вождям: «Чем менее волнуется вещество, тем яснее отражение вершин». После смотра войска Акбар сказал: «Четвёртая часть сделана, видел сытых людей, — остальное увидим после дня зноя, после дня дождя, после бессонной ночи».
 
Листы Сада М. Озарение. III. IV. 5
Теперь, если спросят: «Признаёте ли астрологию?» — отвечайте — «Разве вы отрицаете медицину?»

Если спросят: «Настаиваете ли на жизни духа?» — отвечайте — «Разве вы отрицаете развитие материи?»

Если спросят: «Почему печётесь об истлевших Учителях?» — отвечайте — «Неужели наука вам ещё недоступна?»

Если спросят: «Кажется не прочь вы читать пергаменты?» — отвечайте — «Сходите в школу, поговорим потом».

Если спросят: «Как вы представляете себе мироздание?» — отвечайте — «Как каплю воды».

Если спросят: «Почему сами Учителя признавали?» — отвечайте — «Ибо Он Сам обратился к нам для развития знания».
 
Листы Сада М. Озарение. III. IV. 6
Укажу качества взыскующих Общего Блага. — Первое — постоянство устремления. Второе — способность вмещения, ибо плох коммунист отрицающий, но ищущий правды достоин Общего Блага. Третье — уменье трудиться, ибо большинство не знает ценности времени. Четвёртое — желание помочь без предрассудков и присвоения. Пятое — отказ от собственности и принятие на хранение плодов творчества других. Шестое — изгнание страха. Седьмое — бодрствование явить среди тьмы. Так нужно сказать тем, кто, обуянный страхом, покрывается отрицанием.

Указать нужно, что миллионы людей ждут открытия врат. Узы тягости не заменим оковами боязни. Сравнить можно боязнь с проказою, обе покрывают человека инеем отвратительности.

Серые сумерки приниженности сложили лохматое понимание жизни. Теперь оно должно кончиться в грозе и буре.
 
Листы Сада М. Озарение. III. IV. 7
Никакое ясновидение не равняется знанию духа. Истина может приходить через это знание. Понимание нужд времени идёт лишь этим путём.

Пророческий экстаз минует точность времени и места, но знание духа предвидит качество события. И путь знания духа цветёт без видимых признаков, но основан на открытии центров.

У жрецов знание духа считалось высшим проявлением, ибо не могло быть достигнуто никакими телесными упражнениями, но слагалось наслоениями прежних жизней. Потому уход за знанием духа выражается не упражнениями, но лишь улучшением условий жизни сосудов, питающих нервы. Главное внимание надо обратить на давление крови, ибо, когда нервы поглощают эманации белых шариков, тогда обратная поляризация особенно восстаёт.
 
Листы Сада М. Озарение. III. IV. 8
Ещё спросят — «Кто больше, Христос или Будда?» — Отвечайте — «Невозможно измерить дальние миры. Можем лишь восхищаться их сиянием». Луч Христа так же питает землю, как и радуга Будды несёт утверждение закона жизни.

Новый Мир явит утверждение смелого познания. Там Образы Учителей войдут в жизнь Друзьями. Указ Учителей будет на полке любимых книг.

Нужно в срок уничтожения денег заменить их власть утверждением помощи духа.

Знание наконец должно научно построить мост устремления к духу.

Позорное существование обществ психических изысканий должно замениться суждением смелым и правдивым.

Как же можно сидеть с ханжами и лжецами, отлично берегущими свой карман!

Подвиг должен быть явлен и освобождён от пыли предрассудков.

Разве можно приличному человеку заниматься подвигом? У него не хватает места на груди уместить все людские награды. Он не знает, как вместить все дедушкины обычаи. Но обычай делает обычным. Потому Прошу взглянуть на небо как бы в первый раз.

Прошу ужаснуться сору городов как бы в первый раз.

Прошу помыслить о Христе и Будде как бы в первый раз.

Прошу посмотреть на себя как бы в первый раз.

Прошу представить Новый Мир как бы в первый раз.

Малейшая соринка собственности дня минувшего как жёрнов на шее.
 
Листы Сада М. Озарение. III. IV. 9
Неожиданность сестра подвижности. Подвижность сестра подвига. Подвиг брат победы. Ибо каждый подвиг заключает в себе победу, может быть, незримую, но движущую глубокие пространства.
 
Листы Сада М. Озарение. III. IV. 10
Что страдает больше всего? Конечно, соизмеримость!

Столько Говорил о ней, но нужно снова к старому следу вернуться. Даже немногие, чувствующие значение соизмеримости, помнят о ней лишь в каких-то особых случаях. Когда тонешь, тогда лучшие правила припоминаются. Гораздо значительнее помнить их в жизни среди обихода. Самые маленькие мысли будут унесены вихрем правильного суждения. Хорошо или худо, полезно или вредно — само отберётся, ибо там, где большие деревья, не виден кустарник.

Если приложить усилия изменить пыльные хлопоты в прекрасный подвиг, то сразу корявый терновник превратится в мачтовую рощу. Когда можно перебросить мысль к пределам чудес, тогда не будем долго говорить о дырявой подошве.

Очень Советую уничтожить пересуды, ведь целая половина дня освободится. Останется одиноко чашка кофе или стакан пива. Время еды должно быть сокращено, чтоб сохранить облик человекообразия. Нет худшей несоизмеримости, как пересуживать за столом пустяки. Нет худшей несоизмеримости, как клеветать мелким горошком. Нет худшей несоизмеримости, как отложить зовущее действие. Нет худшей несоизмеримости — явить обиду, подобно мелкому торговцу. Нет худшей несоизмеримости, как освободить себя от ответственности. Нет худшей несоизмеримости, как прекратить мышление о красоте. Соизмеримость подобна колонне, держащей дом.

Мы заботимся об окраске помещения, неужели разрушим столб Свода? Основательно усвойте соизмеримость.
 
Листы Сада М. Озарение. III. IV. 11
Если соизмеримость не соблюдена, разрушается и решимость. Наша решимость до последней черты.

Не та решимость, которая идёт удобно и соответствует личным привычкам. Не та решимость, которая полезна телу. — Наша решимость пределами духа ограждена. Потому невозможно преградить Наше устремление. Воители и собиратели идут Нашей решимостью.

Если робость мешает, то лучше сжечь пройденные мосты. Если скупость мешает, то лучше забросить кошель через следующую реку. Если тупоумие мешает, то лучше пустить коней самих идти. Если злопамятие мешает, то лучше повесить чучело врага между ушами коня. Помочь решимости может лишь красота. Тогда думать о кошеле и о враге покажется детскою прихотью.

Как середина магнита влечёт к себе, так основное качество решимости непобедимость. Конечно, непобедимость решимости убеждает и является непреложным условием истинных мистерий. Мистерия должна быть рассматриваема как действо жизни ведущее. Так Наша решимость связана с понятием ведущим. Примените решимость.
 
Листы Сада М. Озарение. III. IV. 12
Решимость обуславливает закон оккультных граней.

Даже камень для выявления внутреннего огня режется гранями. Так же путь к Свету разделяется чёткими чертами. Конечно, вместо грани всегда можно устроить осыпь мелкого щебня, но это плачевно.

Разумный путь распадается на разделы около тысячи дней в каждом. Эти трёхлетия, подобные по внешности, совершенно отличны по качествам духовного сознания. Чем резче черта, тем планомернее путь.

Обычно первый год трёхлетия является подготовительным, второй действующим, третий уже смутно тягостным преддверием.

Начнём новую грань. Можно её назвать — «бездомие земное». Нужно отринуть все былые соображения и ринуться в пустыню тишины бесконечной, где грозы и вихри обовьют куполом сияющим.

Среди гроз явится новая ткань. Пусть будущая грань называется Светоносной — так будем её строить.

Мужественно отвернём коней в туман пустыни. Принцип бездомного хождения должен быть пройден. Подобно ходили все искавшие.

Можно приветствовать эту грань, когда пределы стран стираются.
 
Листы Сада М. Озарение. III. IV. 13
Об оккультном убийстве. Незримых убийств несравненно больше, нежели кровавых. По ненависти, по невежеству, из страха люди сеют отравленные стрелы, сила которых бывает велика. Одно из лучших средств защиты понятие оккультного круга. Но лучшее лекарство должно быть принимаемо по точным указаниям.

Мощь круга настолько велика, что даже звёздные знаки могут быть изменены. Известно, что круг изменял смерть и болезнь.

Явление значения круга должно быть охраняемо, как всякий настроенный инструмент. Нельзя забывать, что каждое действие между членами круга должно быть осмотрительным. Каждая польза может обратиться во вред, если допущено бросание камней по братским огородам.

И как можете знать, куда попадёт неразумно брошенный камень? Часто состояние аур относит камень и вместо ноги он попадёт в висок.

Потому необходимо камни убрать из обращения и всеми силами беречь сокровище круга — Я предупредил.
 
Листы Сада М. Озарение. III. IV. 14
Качества действия. Если действие малое, то оно нуждается в помощи разных рукотворных вещей. Когда же действие становится великим, оно не нуждается в земных предметах. Это первый пробный камень действия.

Когда маг говорит о целой аптеке, значит, его действие очень малого плана.

Второе качество действия его подвижность. Подобно вихрю первичной материи, истинное действие должно трепетать возможностями. Только полёт может закончить светоносную проявленную мысль.

Третье качество действия его неожиданность. Каждое поразившее умы действие было следствием неожиданного пути мышления.

Четвёртое качество действия его неуловимость. Только это качество защищает действие от пагубных нападений.

Пятое качество действия его убедительность. Как каждая молния связывает Наше сознание с Космосом, так же каждое действие должно поражать, как сверкание меча.

Шестое качество действия его законность. Только сознание основ эволюции мира подвинет действие в непреложности.

Седьмое качество действия его чистое отправление. Путём его можно двигать тяжести без утомления.

Надо одинаково понять действие тела и духа. Ибо после всего сказанного всё-таки действие мысли не оценивается.

Хочу сказать именно тем, кто верит материи. Мысль ваша напитана эманациями нервных центров и по удельному весу тяжелее многих микроорганизмов. Разве мысль ваша не материя? Как же точно должны мы взвешивать наши мысли! За них мы так же ответственны, как человек, злоупотребивший угаром. Проще думать от материи, ибо где же её граница? Так учение духа станет рядом с материей. Так отрицающие дух станут отрицать и материю.
 
Листы Сада М. Озарение. III. IV. 15
Качества ожидания. Высшее ожидание есть ожидание эволюции мира. Обычные ожидания делятся на тёмные, сонные и зоркие. Хаос тёмных приносит только вред пространству. Сонные ожидания как тлеющие угли. Зоркие ожидания являют готовность принять новое в каждый час.

Уже Говорил — умейте желать, также Скажу — умейте ожидать. Сумейте очистить качество ожидания. Через бурю, как негасимый светильник, несите ожидание.

Внутреннее качество ожидания его возрастаемость. С чем можно лучше сочетать этот признак, нежели с эволюцией мира?! Такое ожидание должно проникнуть во всю жизнь нашу. Должно трепетом действия наполнить нашу работу. Ибо в этом соединении лучшее и красивейшее.

Входя в дом мятущихся, скажите — ожидайте эволюции мира!
 
Листы Сада М. Озарение. III. V. 1
Спросят: «Как же вы упоминаете Создателя, Которого не знаете?» — Скажите — «Исторически и научно знаем Великих Учителей, которые создавали качество нашего сознания».

«Признавая влияние идеологии Учителей, не стесняете ли вашу свободу?» — Скажите — «Качество свободы замечательно; если она существует, её ничем ограничить нельзя. Можно заковать тело, но сознание ничто не может умалить, кроме безобразия. Когда касаемся высот свободы, нужно оградиться от безобразия. Если хотим возвеличить материю, мудро надо мыслить о Красоте.

В Красоте явится Беспредельность. В Красоте озарятся учения Искателей духа. В Красоте не убоимся явить правду свободы. В Красоте зажжём сияние каждой капли воды. В Красоте материю претворим в радугу.

Нет безобразия, которое не утонет в лучах радуги разложения. Нет оков, которые не разложатся в свободе Красоты.

Как найдём слова коснуться мироздания? Как скажем об эволюции форм? Как поднять сознание к изучению оснований? Как подвинуть человечество к научному осознанию миров?

Каждое осознание рождается в Красоте.

Умейте мыслить явносияюще, и ничто пугающее не коснётся вас. — Запомните: не имеем Запретов.
 
Листы Сада М. Озарение. III. V. 2
Сказано: хула на Духа хуже всего, — ибо говорящий против духа являет себя невеждою!

Сказано про святых, но кто же может называться этим необъяснённым понятием?

Творящие чудеса будут учёными магами. Блюдущие свою жизнь будут практичными людьми.

Только отказавшиеся сознательно от личного и перенёсшие сознание в понятие эволюции мира могут в Нашем понимании называться подвижниками. Необходимо, чтоб этот процесс совершился сознательно, вне случайности внешних условий.

Невозможно насильно насадить религию опять — она станет кощунственным уродством.

Путь отказа от безобразия жизни позовёт дух на правдивые искания. Затем очевидность связи миров заставит научно задуматься.

Эта дума, несказуемая, является началом духовной дисциплины. Эти искания, лишённые личного начала, пробуждают рефлекс действия — оно называется подвигом.

Вообще, лучше слово «святой» заменить названием вполне определительным — «подвижник».

Явление подвига не прекратится в жизни, и нелицемерно мы сможем определять очевидные явления.

Нужно рукотворить подвиг жизни.
 
Листы Сада М. Озарение. III. V. 3
Пророк есть человек, обладающий духовной дальнозоркостью. Так же как на физическом плане есть близорукость и дальнозоркость, так же просто надо отнестись к качеству дальнозоркости духа.

Было бы совершенно невежественно отрицать пророчества.

Было бы совершенно глупо порицать пророков.

Если научно и беспристрастно исследуем случайно сохранившиеся пророчества, что же увидим? Найдём людей, вопреки личной выгоде заглянувших в следующую страницу истории, ужаснувшихся и предупредивших народ.

Среди так называемых пророчеств не найдёте личных помыслов, не найдёте преступного своекорыстия, не найдёте клеветы. Символы изображений объясняются окраской далёких стёкол.

Когда же учёные найдут время научно исследовать пророчества и сопоставить их исторически?

Прекрасная книга для молодого учёного!

Да, друзья, пора научиться культурно подходить к очевидным явлениям. Иначе будущие достижения окажутся электронами в люльке младенцев.

Ваши мундиры и тоги не закрывают вашего боязливого младенчества.

Спросите — кто сложил ваши чины и названия? Поистине ужаснулись бы увидеть этих первоначальников вашей удовлетворённости. Карлики своекорыстия пытались заслонить гигантов Общего Блага.

Из орденов ваших не подвязки, но привязи домашних животных можно сплести — и сидите на привязи! И сияние Нового Мира не проникает в нору вашу! Но пусть вихрь разметёт корни, скрывающие Зарю!

Ничего нет прекраснее Восхода — и Восход бывает с Востока!
 
Листы Сада М. Озарение. III. V. 4
Неужели вам трудно понять смысл астрологии?

Если не хватает знания, Предлагаю сделать опыт. Нужно взять четыре организма: растение, рыбу, птицу и животное. Скажем — лилия, карп, голубь, собака. Запасти по семи экземпляров и для каждого деления устроить помещение, лишённое дневного света и напитанное цветным лучом электричества. Стёкла надо взять наиболее близкие цветам радуги. На ночь можно лишь понижать степень света. Так можно наблюдать около четырёх месяцев.

После чего даже слепой поймёт разницу следствий. При этом ещё будет отсутствовать главное условие звёздного луча, его химический состав. Невозможно не понять значение физического воздействия тел планет.

Взор и ожидания человечества должны быть обращены к дальним мирам. Потому всё касающееся этого предмета должно быть изучаемо без предрассудков. Если нужны точные знания, то астрономия ими поражает.
 
Листы Сада М. Озарение. III. V. 5
Можно Указы давать, можно обещать и устрашать, но лишь понимание движет. Что может заменить сознание применимости?

Скажут: Как красиво! Как мощно! Как величественно! — Но все эти порывы как блуждающие огни над болотом и так же гаснут, как поверхностно зарождаются. Чистые мысли подобны радужным пылинкам, первый ветер уносит их в пространство. Ценность таких пылинок ничтожна.

Ценим мысль, породившую решение. Решение оценивается качеством применимости. Применимость судима знанием духа, тогда получается действие, которому можно радоваться. Кто же радуется, тот и верит. Даже вера должна быть обоснована — так учение может жить.

Мы считаем хорошо, Мы прикладываем прочно. Если обвинят в расчётливости, и это не отклоняйте. Ибо расчётливость противоположна безумию, а безумие противоположно знанию духа.

И какой бы круг мы себе ни назначили, мы всё-таки вернёмся к великому знанию духа.

Не чую, но знаю — не суеверие, но непреложность. Когда же касаемся непреложности, тогда касаемся как бы магнита планеты, — тогда прочно стоим.
 
Листы Сада М. Озарение. III. V. 6
Избегайте однообразия как в месте, так и в труде. Именно однообразие соответствует величайшему заблуждению — понятию собственности. Раб собственности теряет прежде всего подвижность духа. Такой раб перестаёт понимать, что каждый день труда должен быть окрашен особым качеством духа. Такой раб не может переменить место, ибо дух его будет безвыездно в своём доме земном.

Спросите себя — легко ли вам передвигаться? Легко ли вам переменять качество труда? Если легко, то, значит, вы можете понять ценность Общего Блага.

Если каждая поездка заставляет вас писать духовное завещание и перемена труда делает вас несчастным, значит, надо принять лекарство. Следует тогда предписать самые опасные поездки и назначить смену самого разнообразного труда. Разовьётся мужество и находчивость, ибо первопричина — страх.

Зародыш чувства собственности тоже страх. Хотя бы чем-нибудь прикрепиться к земле. Точно жалкая лачуга может явиться достаточным якорем для духа! Точно груда собственных вещей может защитить от молнии! Периодически вредные игрушки собственности отнимались от человечества, но отец лжи страх опять ткёт свою паутину, и опять боязни измышления. Потому отменим страх. С ним уйдёт собственность и скука.

Сколько нового здоровья в разнообразии места и труда!
 
Листы Сада М. Озарение. III. V. 7
Нирвана есть качество вмещения всех действий — насыщенность объемлемости. Трепетом озарённости притекают истинные знания. Языки не имеют более точного определения этого процесса. Спокойствие лишь внешний признак, не выражающий сущности состояния.

Будда упоминал о покое, но лишь это внешнее условие было усвоено слушателями. Ибо слушали всё-таки люди, которым покой звучит близко. Действие как заслуга мало понятно.

Вы любите научное построение — Мы также. Если вы слышали теорию вихревых колец, теорию волн, теорию магнетизма, притяжения и отталкивания, то вы должны понять, что на земле существуют места очень разного значения. Даже тупые головы задумывались о странной судьбе многих городов. Комбинация физика, астрохимика, биолога и астролога дала бы лучший ответ без всякой мистики. Создание больших городов должно быть определено осмотрительно. Менее всего имеет значение современная политика, ибо это понятие лишено научности и красоты.

Измеряя условия будущего города, не заслонитесь кажущимся обширным понятием, мелочи часто показательнее.

Так же при выборе сотрудников обращайте внимание на подробности при малых действиях.

Установив сущность человека через зрачок глаза, Мы облекаем его привычками малых действий. Менее всего придавайте значение словам, как водам текущим. Малые действия, напитывающие всю жизнь, лучше обозначат свойство человека — из них вырастают большие. Мы не очень верим подвигам случайным. Со страху можно совершить подвиг мужества.

Нужны сознательные действия, лишь они ведут к Нирване.
 
Листы Сада М. Озарение. III. V. 8
Представим себе человека, присвоившего мысль, что глаза его видят различно. Конечно, он будет прав, но одною этою мыслью он разрушит своё зрение. Координация рефлексов трудна, но только она обеспечивает работу аппарата. Разница глаз даёт выпуклость изображению.

Также и две различные правды могут срастись в здоровом организме. Человек, обуянный мыслью о различных правдах, подобен человеку, задумавшемуся о различии глаз, он теряет выпуклость представления.
 
Листы Сада М. Озарение. III. V. 9
За окном раздался зов — один работник отмахнулся — не мешай, я занят! — Другой обещал прийти, но забыл. Третий пришёл после работы, но место уже было пусто. Четвёртый при зове затрепетал и, сложив орудия, немедля вышел — я здесь! Это называется трепетом чуткости.

Только это трепетание, озарённое сознанием дня и ночи, ведёт к знанию духа, поверх рассудка открывает врата трепетанием, слышанным даже человеческими аппаратами.

Если сможете не заглушить в себе трепет чуткости — благо вам!
 
Листы Сада М. Озарение. III. V. 10
Спросите композитора — любит ли он унисонные хоры и симфонии? Он назовёт ваш вопрос бессмыслицей, ибо в унисоне нет симфонии. Для нового тона композитор готов привлечь самый неожиданный инструмент. Так же при создании группы не удивляйтесь кажущемуся разнообразию членов. Не рождением, не привычками, не ошибками, но духом прикасаются они. Духом невесомым, незримым и неслышным соединяются они в хор. Потому не упрекайте кого-то за тембр голоса — важно его качество.

Радостно сознавать, что качество может быть всегда улучшаемо, если есть дисциплина духа.
 
Листы Сада М. Озарение. III. V. 11
В верованиях и законах порицается: предательство, клевета и оскорбление, но не указывается, почему эти действия вредны по существу; поэтому эти порицания имеют вид запрета. Но всякий запрет относителен и неубедителен. Вред и польза должны быть показаны по сущности.

Вред предательства, клеветы и оскорбления легко показать на обычном примере. Конечно, вред будет не преданному, но предателю.

Весь мир делится по границе личного и Общего Блага. Если мы действуем в сфере Общего Блага искренними помыслами, то за нами стоит весь резервуар космических накоплений. Эта чаша лучших подвигов начинает действовать по незримому лучу.

Представьте себе, что полная злобы свеча пытается опалить вас, вы ещё не приняли мер, но из-за вас уже приближается мощный смоляной факел. Произведите этот опыт и увидите, как свеча тает, обугливается и потухает. Не наказание, но законам природы послушное следствие.

Предают, клевещут и оскорбляют носителей Общего Блага, но незавидна доля этих опаляющих огней. Потому предательство, клевета и оскорбление не практичны.

Потому не думайте о мщении — ещё древние образно сказали: «Мне отмщение и Аз воздам». Легка ли жизнь предателя?

Так же в верованиях и законах сказано против кражи, но опять это звучит запретом. Между тем надо указать, что кража вредна как понятие, усиливающее чувство собственности. Кража вредит эволюции мира, но незавидна доля вредящих мировой эволюции. Они отсылают себя далеко назад.

Не важно, что какой-то предмет перейдёт в другие руки, но важно, что два человека испытают приступ чувства собственности.

Закон о краже несовершенен, ибо главные кражи — знания, идеи творчества — не могут быть предусмотрены.

Кража уничтожается с исчезновением частной собственности.
 
Листы Сада М. Озарение. III. V. 12
В верованиях и законах много осуждается невоздержание, но опять без объяснения. Практичность воздержания пищи и слов можно видеть на протяжении нескольких месяцев. Конечно, Мы по-прежнему против изуверства и истязаний, тело знает меру топлива. О половом воздержании надо сказать подробнее, слишком много места уделено этому вопросу современным мышлением.

Очень древние мистерии говорили: «Lingam есть сосуд мудрости», но со временем это знание превратилось в безобразные фаллические культы и религия начала что-то запрещать, неизвестно во имя чего. Между тем следовало сказать просто — факт зарождения настолько чудесен, что нельзя обойти его обычными мерами.

Можно взвесить, можно разложить на малейшие частицы, но всё же остаётся неуловимая и несказуемая субстанция, незаменимая так же, как жизненная сила зерна. В своё время Мы обратим внимание на некоторые поразительные качества этой субстанции, которая может быть зрима, но теперь должны согласиться, что такая необыкновенная субстанция должна быть очень ценной и должна иметь какие-то важные качества — даже глупец это поймёт. Лучшее доказательство, конечно, опыт. Если Мы сравним двух индивидуумов, из которых один тратит жизненную субстанцию, а другой сознательно бережёт её, то поразимся, насколько аппарат духа второго развивается чувствительнее. Качество работ становится совершенно другим, и количество замыслов и идей растёт. Центры солнечного сплетения и мозга как бы подогреваются невидимым огнём. Поэтому воздержание не есть патологический отказ, но есть разумное действие. Дать жизнь не значит выбросить весь запас жизненной субстанции.

Если бы люди на первой ступени хотя бы вспомнили о ценности жизненной субстанции, то этим значительно сократилась бы необходимость запретов. Запрещение должно быть опровергнуто, это закон устремления. Но незаменимая ценность будет охраняема — это закон устремления.

Правдивее посмотрим на вещи — всё незаменимое будет в первых местах сохраняемости.

Конечно, можем ли бросать драгоценность в пространство? Конечно, эта сила приобщится к стихиям, откуда она с таким трудом извлечена, — вместо сотрудничества эволюции получаются отбросы, подлежащие переработке.

Итак, представим себе воздержание как крылья!
 

Параграфы 301 - 330 из 359
Начало | Пред. | 8 9 10 11 12 | След. | Конец


Агни ЙогаКосмические легенды ВостокаВы можете купить полное Учение Живой Этики (в 16 томах)
или небольшую книгу С.В. Стульгинскиса "Космические легенды Востока",
в которой в форме легенд изложены основные положения Учения.

Степан Викентьевич Стульгинскис принадлежит к первому, довоенному поколению рериховцев, которые первыми восприняли идеи Учения Живой Этики. Читателям его имя также известно по труду «Введение в Агни Йогу».