Сибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в Верх-Уймоне
Издательство РОССАЗИЯ
Журнал ВОСХОД
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально



 

7. Сердце. 1932.


Сердце. Вступление
После дневных трудов сойдёмся на беседе о Сердце. Оно поведёт нас через земные области к Тонкому Миру, чтобы приблизить к сфере Огня.
 
Сердце. 1
Видеть глазами сердца; слышать гул мира ушами сердца; прозревать будущее пониманием сердца; помнить прошлые накопления сердцем, так нужно стремительно идти путём восхождения. Творчество обнимает огненный потенциал и насыщается сокровенным огнём сердца. Потому на пути к Иерархии, на пути к Великому Служению, на пути Общения синтез есть единый светлый путь сердца. Как излучать явленные лучи, если нет пламени, утверждённого в сердце? Именно, свойство магнита заложено в сердце. Творчество высшее насыщается этим великим законом. Так каждое завершение, каждое объединение, каждое великое космическое единение совершается пламенем сердца. Чем можем заложить основание великих ступеней? Истинно, лишь сердцем. Так дуги сознания сливаются в пламени сердца.

Так мы запомним о прекрасном притяжении магнита сердца, который соединяет все явления. Истинно, серебряная нить соединения Учителя с учеником есть великий магнит сердца. Объединение Учителя с учеником утверждает сущность всех эволюций.
 
Сердце. 2
Многие легенды описывают исполнение желаний, но не говорят об основном условии, о безысходности, которая обостряет желания до непреложности; каждый малый обходный путь уже притупляет стрелу непреложности. Но как плывёт не знающий воду, когда опасность тянет его на дно, так решается получение желания, когда все пути отрезаны. Люди говорят — свершилось чудо! Но часто лишь была заострена психическая энергия. Сердце, это солнце организма, есть средоточие психической энергии. Так мы должны иметь в виду закон психической энергии, когда говорим о сердце. Прекрасно ощущение сердца как солнца солнц Вселенной. Должны мы понимать солнце Высшего Иерарха как наше Знамя. Прекрасно это Знамя, как мощь непобедимая, если глаза наши усвоили сияние его, отразившееся в сердце нашем.
 
Сердце. 3
Назовут ли сердце жилищем Элохима или синтезом синтезов, оно всё же останется средоточием. Даже те, которые признают за сердцем лишь низшие, физиологические функции, даже они относятся заботливо к сердцу. Насколько же глубже должен прислушаться к сердцу кто знает о магните и серебряной нити! Потому Учитель так уносит от всего узкофизического, чтобы на каждом органе напомнить о мире духовном. У Нас праздник, когда чистое мышление переносится в сферу незримого сущего. Нужно так настойчиво вводить в жилище Элохима, точно опасность преследует входящего. Можно признать путь избранных, когда им Незримый Мир становится реальным и доступным; тогда можно заметить рост сознания, и сами органы тела преображаются, напитанные связью с Иерархией.
 
Сердце. 4
Сердце есть храм, но не кумирня. Так Мы не имеем ничего против построения храма, но не принимаем кумирни и базара. Также когда говорим о построении храма в виде сердца, Мы не имеем в виду сердцеподобные очертания, но указываем на внутреннее значение. Не может существовать храм без сознания цепи беспредельной, так и сердце прилежит всем ощущениям Космоса. Сердечная тоска или радость созвучит с дальними сферами. Отчего же чаще ощущается тоска, нежели радость? Но постоянные пертурбации космические, конечно, потрясают сердце, к ним приобщённое. Зато и служение сердца такого велико на весах мира. Помогайте мира строению! Нет дня, ни часа, когда бы мир не был в опасности. Не два глаза могут эти опасности усмотреть, но лишь три, как на Знамени Владык. Нужно понять храм сердца как неотложное ощущение. Не случайно сердце отмечалось знаком креста. Так знак креста вечно сопутствует храму сердца.
 
Сердце. 5
Новые условия явят путь будущему. Истина всё та же, но сочетания иные, соответственно сознанию. Сколько прекрасного разрушено по причине незнания храма сердца. Но будем непреклонно устремляться к осознанию тепла сердечного и начнём чувствовать себя носителями храма. Так можно переступить за порог Нового Мира. Как ничтожны полагающие, что Мир Новый уже не для них. Разны тела, но дух не избежит Мира Нового.
 
Сердце. 6
Сомнение есть гибель качества. Сомнение есть могила сердца. Сомнение есть начало безобразия. Сомнение должно быть упомянуто в каждой беседе, ибо без качества куда же пойдём? Без сердца что поймём? Без красоты что достигнем? Спросят: «Почему сперва "Беспредельность", потом "Иерархия" и лишь после "Сердце", отчего не наоборот?» Но раньше направление, потом связь, после средство. Нужно не испортить это священное средство сомнением. Обратимся к качеству пульса у человека сомневающегося и у него же в час верного устремления. Если сомнение может менять пульс и эманации, то как физически разлагающе будет оно действовать на нервную систему. Психическая энергия прямо пожирается сомнением.

После сомнения напомним о самом предательстве, ибо кто же ближе к сомнению, как не предатель? Но ту тьму можно преодолеть лишь причастием к Иерархии, к самому неизбежному, как сияние солнца. Правда, жжёт оно, но без него тьма!
 
Сердце. 7
Сердце есть средоточие, но менее всего эгоцентричность. Не самость живёт в сердце, но общечеловечность. Лишь рассудок окутывает сердце паутиною эгоцентричности. Добросердечие измеряется не столько так называемыми добрыми действиями, причина которых бывает слишком различна, но самым внутренним добросердечием; оно зажигает тот свет, который во тьме светит. Так сердце является поистине международным органом. Если свет у нас символ ауры, то родителем его будет сердце. Как необходимо научиться ощущать сердце не как своё, но как всемирное. Только через это ощущение можно начать освобождаться от эгоизма, сохраняя индивидуальность накоплений. Трудно совместить индивидуальность со вселенским вмещением, но магнит сердца недаром соединяется с «чашей». Можно понять, как сердце излучает особый свет, который всячески преломляется нервным веществом. Ведь кристалл психической энергии может быть окрашен различно.
 
Сердце. 8
Очищение сердца очень затруднительно, если паутина самости ожирняет его. Жир самости есть звериное наследие. Чистые накопления индивидуальности могут пояснить то, что рассудок не может даже помыслить. Особенно трудно внушить то, что вообще не входило в круг воображения. Сердце считается дворцом воображения. Как двигать, если нет мощи воображения? Но откуда придёт оно, если не будет опыта?
 
Сердце. 9
Бессердечие есть не что иное, нежели акультурное состояние сердца. Малодушие — ограниченность мышления. Нетерпимость принадлежит к той же семье мерзостей, умаляющих священный сосуд сердца. Уже знаете, что утончённое, нагнетённое сердце даёт толчок подобно динамо, тем показывая, что оно есть сосуд мировой энергии. Но культура сердца не накопляется, не получая соответственного питания. Также лучший аккумулятор будет бездействовать, если он не защищён и не соединён правильно. Сердце требует постоянного питания, иначе, лишённое связи высшей, оно разлагается. Так не забудем, как на дне чаши изображался младенец, как символ восхождения.
 
Сердце. 10
На редком опыте можете видеть, как сердце отражает даже дальние землетрясения и прочие мировые события. Можно замечать, как не только космические пертурбации, но даже отражения излучений духа действуют на дальних расстояниях. У Нас обращают внимание на трансмутатор Праны, на лёгкие, передающие сущность в сердце, как утверждение мирового равновесия.

Новые достижения в тонких телах увенчиваются успехом. Такое достижение стало неотложным, ибо нарушена основа связи с Магнитом Иерархии. Как воспоможение нарушенному равновесию даётся новый вид тонкого тела.
 
Сердце. 11
Если сокровища энергии превышают сокровища сердца и чувствознания, то обычно для уравновесия посылается сотрудник-наставник. Действительно, при Вашингтоне состоял Профессор и при Чингиз-Хане был Мудрец Горы. Можно привести много подобных примеров. Нужно смотреть на них как на дополнение деятельности, но не как на непременное условие. Также много примеров, когда деятели отказывались от такого сотрудничества, нанося непоправимый ущерб не только себе, но и Общему Благу. Мы не раз испытывали такие отказы. Именно неразвитость сердца мешала умножению возможностей, уже сложенных накоплениями.
 
Сердце. 12
Рука Наша не устанет протягивать сердцу спасительную нить. Кто же может сказать, что Мы замедлили помощью? Но Мы можем назвать много случаев, когда Вестник Наш замерзал от бессердечия. Так нелегко привести в действие потенциал сердца. Нужно явить полёт над бездною, как от последнего берега в Беспредельность. Как священно мужество самоотвержения, открывающее сердце!
 
Сердце. 13
Можете ли вообразить, что представляло бы из себя человечество при здоровых телах, но при акультурном сердце? Такое пиршество тьмы даже трудно представить! Все болезни и немощи не могут обуздать всемирное безумие сердца. Истинно, пока не просветится сердце, не будут отняты болезни и немощи, иначе беснование сердца, при сильных телах, ужаснёт миры. Так сказано давно про праведников — «ходил перед Господом» — значит, не нарушал Иерархию и тем очищал сердце своё. При малейшем очищении сердца человечества можно уявить водопад Благодати. Но теперь можно действовать осмотрительно лишь где сердце не сгнило ещё. Так можно не унывать, но знать, что тьма ожесточилась и множества сердец смердят. Уявление значения сердца старая истина, но никогда она не была так нужна, как сейчас.
 
Сердце. 14
Спросят — какая энергия предположена, когда говорят о сердце? Конечно, это тот же самый Оум, психическая энергия всех трёх миров. Но изучая её, можно установить, что отложения будут разноцветны. Конечно, отложения могут быть красными, пурпуровыми или синими, но приближаясь к сердцу, они теряют окраску. Кристалл сердца белый, бесцветный. Конечно, это звучание сердца не часто наблюдается, но нужно стремиться к нему. Советовали древние полагать руку на иглы молодого кедра, чтобы сгущённая прана проникала через концы пальцев. Много есть способов приёма психической энергии из царства растительного, но лучшим надо считать открытое сердце, когда оно знает линию устремления.
 
Сердце. 15
Пусть мы унижены лицемерием невежд, но путь един и ничто не заслонит его, если сердце чисто. Как мудро называли сердце кораблём, но корабль предполагает кормчего. Мужество родится из чистого сердца. Можно сравнить его с розою, где смысл цветка во множестве лепестков, но обрыв их нарушает самый цветок. Так храните защиту сердца. Мудро понять, что лишь владыка цветка имеет доступ ко всем лепесткам.
 
Сердце. 16
Вот говорим о прямом устремлении к Нам. Говорим о пользе и удаче, истекающих из такого обращения. Казалось бы, заманчиво испытать это средство, но многие ли пытаются идти этим путём? Между тем каждый, испытавший Нашу панацею, скажет, что совет Наш добропорядочен. Подтвердит везде и всегда, когда мысли его пребывали с Нами, он был успешен. Каждая неудача происходила вследствие замарания серебряной нити. Как могло быть прекрасно, если бы, оканчивая день, каждый спросил себя о качестве мышления своего за эти часы. Как мощен стал бы он сознанием, что мысли его укрепили нить связующую. Появление мыслей недостойных могло бы немедленно искорениться. Но дело с людьми стоит так, что слушают не слыша и читают не дальше глаз.

Так Советую ещё раз обратить Учение в потребность каждого дня. Советую наблюдать, насколько успешно будет окружающее. При тесных группировках нужно особенно следить за взаимными помыслами, чтобы не отяжелить и не прерывать ток. Многие Учения советуют эту простую дисциплину, но каждая книга должна напоминать, ибо не применяется в жизни самое насущное, самое необходимое.

И для Нас большое счастье, когда можем иметь о ком полнейшую уверенность, как за себя. Так крепка твердыня открытого сердца!
 
Сердце. 17
Во все времена, беспрерывно, Учение Жизни проливается на землю. Невозможно представить себе земное существование без этой связи с Невидимым Миром. Как якорь спасения, как свет ведущий, укрепляет Учение продвижение среди тьмы. Но среди ливня Благодати, как в морских волнах, можно усмотреть ритм с особыми разрешительными нарастаниями, тогда появляются Учения. Так можно уяснить ритм всего мира сего с нарастанием и нырянием, словом, начертить эволюцию Сущего.
 
Сердце. 18
Нарушение ритма происходит от многих условий, но существенный способ избежать эту пертурбацию есть соборно обратиться к Нам, где решение всего. Можно уподобить — как песчинка останавливает огромное колесо, так же разрыв ритма прерывает ток. Между тем именно теперь срок великого напряжения. Так уже близки возможности, так события уже образуют клубок и ужас явится спасением.
 
Сердце. 19
Если бы люди могли, хотя бы частично, чуять особенность момента, они бы очень помогли Нам. Уже не говоря о точном распознании происходящего, но общее настроение уже усиливало бы волевой магнит. Люди не дают себе отчёт, насколько бессознательное прозябание усложняет мироустройство. Сердце, как очаг претворения, должно каждому подсказать давление духовной атмосферы. Не нужно думать, что сердце только о нас самих страдает, конечно, оно болеет о мировом волнении. Нужно пытаться соединить сердца в хоровод согласия, даже не очень испытанное сердце прибавит в общую чашу свою ценную энергию.

Сердце усиливает Наши посылки, раздвигая новые заросли. Много сердец неиспытанных, ещё больше сердец засыпанных. Нужно много искр, чтобы прободать пепел холода.
 
Сердце. 20
Если не разбужено чувствознание, то даже действительность, даже очевидность недоступна. Никак не заставить увидеть явное, даже поражающее. После скажут вам — почему не вижу и не слышу, если мир невидимый существует? То же бывает с больными, отвергающими лечение; они не прочь поправиться, но в то же время направляют своё сознание против врача. Так полезно было бы сопоставить людей видящих с людьми, слепыми духом. Можно было бы найти причину успеха одних и разрушения других. Так сопоставлением очевидных явлений можно решить многие вопросы взаимодействия миров.

Мир Невидимый, в сущности, очень зрим, когда глаз незасорён. Не нужно явлений медиумизма, чтобы ощущать Свет Высшего Мира, но можно восходить лишь к Высшему, потому все насильственные уловки низшей магии ничто в сравнении с первым светом сердца. Не многие знают огни сердца, но ведь эти светочи должны светить всем. Потому так тяжка хула на духа и отказ от Учителя. Говорю — можно долго думать об Учителе, но избрав, не отступите! Явим понимание основам строения.
 
Сердце. 21
Советуйте говорить о духовном. Много можно отмечать полезного среди духовных воспоминаний. Кроме того, духовная беседа охраняет от грязи и раздражения. Утверждение духовных проявлений умалит ненависть к миру невидимому. Там, где часто ведутся духовные беседы, там накопляется особая аура. Пусть даже эти беседы несовершенны, но они уявляются как пробные камни присутствующим. Разные народы принесут своё претворение начал духовности. По ним можно судить о пригодности сердец.

Кроме того, избегайте споров о бесспорном. Удивлялся недавно спору между последователями Жанны д’Арк, Сергия и Моисея. Каждый уверял, что его Предстатель не согласуется с другим. Между тем, зная Истину, прискорбно было слышать эти выдумки, сочинённые для разъединения. Пусть не вместе, но хотя бы не бились лбами, ведь рога вырастут!

Теперь вообразите, что знающие Истину побудут дружно и объединят мысли. Какая мощь получится здесь, на Земле, несмотря на всё давление атмосферы! Кто торжествует духом, тот уже Наш.
 
Сердце. 22
Советуйте развивать мышление и наблюдательность. Сердце не может занять своё назначение, когда вместо мысли блохи и вместо наблюдательности крот; с такими спутниками не уехать! Теперь именно время углубления мышления, иначе народные массы не найдут применения полученных сокровищ. Перепроизводство есть признак мелкого мышления и ненаблюдательности. Сказано — в школах должны быть введены часы уявления наблюдательности и приучения к мышлению. Сердце не может питаться лишь извне, оно должно быть поддержано и земными устремлениями. Устойчивость устремлений придёт также и от зоркости познания.
 
Сердце. 23
Каждый из вас знает особый вид проповедников, которые, собрав все кости чужих писаний, отправляются с ними в забвение. Рассудок собирает подробные доказательства, но цель этих нагромождений остаётся незрима, ибо молчит сердце. Так и зовём их — сердцем молчащие. Кроме того, эти проповедники, указывая другим множество предписаний, сами впадают в малодушие при первом противодействии. Истинно, лишь сердце даёт бессмертие. Утверждение сердца уже есть открытие будущего. Не близки сердцу, которые сами боятся предписаний, вычитанных рассудком. О священном безумии говорят Древние Учения, считайте это как противодействие против холода вычислений; считайте это как жизненное начало поверх условий мертвенности.

Отвергающие Учение не далеки от падения в бездну. Утверждающие Истину, даже при несовершенстве, уже на пути. Они не пожалеют при переходе в Мир Тонкий, что вызвали к жизни сердце.
 
Сердце. 24
У Нас большая битва. Не нужно устрашаться, когда настаёт час, возвещённый давно. Не нужно думать, что несчастье подкрадывается, когда у Нас видят битву за Свет. Не нужно забывать, что преследование есть лучший успех. Звучать может лишь натянутая струна.
 
Сердце. 25
Без преувеличения можно сказать, что большинство сердечных болезней происходит от богатства, потому люди, приобщившиеся к Учению, отходят от богатства или остаются лишь хранителями его.
 
Сердце. 26
Знаете, что можно делать внушение на любом языке; таким образом наглядно доказывается смысл и сущность понимания без условных наречий. Считаю, уявление сердечного понимания есть необходимый шаг к приближению к Нам. Язык Тонкого Мира приводит в исполнение мечту о взаимном понимании. Нужно осознать эту возможность, прежде чем начать пользоваться ею.
 
Сердце. 27
Философский камень есть нечто реальное. Притом можно понимать его духовно и физически. Духовное состояние, называемое камнем, соответствует созвучию всех отложений психической энергии. Физически препарат довольно близок препарату Парацельса, но у него осталась существенная ошибка, в которой он напрасно упорствовал. Но в остальном источники арабские, питавшие Парацельса, были довольно правильны.
 
Сердце. 28
Внушение бывает мысленное, или звуковое, или посредством взгляда, или усиленное глубоким вдыханием. Какие возможности для научных наблюдений заключаются в этих действиях! Можно проследить, насколько вдыхание усиливает звук и эманации глаз. Давно замечено о различных свойствах человеческого взора. Можно рядом опытов уследить, насколько далеко действуют излучения глаз, при этом поучительно следить за комбинацией силы мысли с физической эманацией глаз. Только наблюдая, можно оценить невидимый мир человеческих воздействий. Сложна паутина, сотканная несознательными действиями мысли. Не удивляйтесь, что мысль продолжает жить в пространстве; также не исчезают физические частицы взора. Учась наблюдательности, мы ещё раз вспомним о сердце и поймём символ стрелы пронзающей.

Много стрел пронзают сердце, как на давних изображениях; на них же видим и пламя сердца. Может быть, без стрел невозможно и пламя. Можно утверждать, что основа проявления пламени есть удар, как рождение нового ритма. Учитель хочет, чтоб ритм был акселерандо* — так во всём.

Не нужно предрешать возможности. Именно невозможное сегодня обернётся завтра.
 
Сердце. 29
Для приближения к Нам нужно понимание полной свободы. Как ужасно последствие страха или искания выгод! Незатемнённое устремление, освобождённое от всех тягостей, уявляет истинный путь. Где начинается такая свобода, может судить лишь сердце, от которого не укроется никакая уловка, никакой подкуп. Но тонки границы свободы сердца. Чего только не нагромождают люди около этой ткани тончайшей! Если сердце созвучит далёким землетрясениям, если кожа наша ощущает тепло, истекающее из руки, даже на значительном расстоянии, то насколько сердце вибрирует от человеческих излучений; именно это свойство не отмечено достаточно в науке современной.
 

Параграфы 1 - 30 из 601
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец


Агни ЙогаКосмические легенды ВостокаВы можете купить полное Учение Живой Этики (в 16 томах)
или небольшую книгу С.В. Стульгинскиса "Космические легенды Востока",
в которой в форме легенд изложены основные положения Учения.

Степан Викентьевич Стульгинскис принадлежит к первому, довоенному поколению рериховцев, которые первыми восприняли идеи Учения Живой Этики. Читателям его имя также известно по труду «Введение в Агни Йогу».

 

 
Мысли на каждый день

Краткость формул есть завет Огня. Нужно приучиться к священной краткости… В ней выражается и целесообразность, и бережность, и уважение, и заостренная сила.

Мир Огненный, ч.1, 329