Учение Живой Этики (Агни Йоги)                контакты          написать нам


Мысли на каждый день

Мысль есть первопричина и венец всего творения. Мысли правят миром, следовательно, правят кармою.

Рерих Е.И. Письмо от 24.09.1935
"Мочь помочь - счастье"
Актуально


 
 
 

2. Листы Сада Мории. Озарение. 1925.


Листы Сада М. Озарение. II. V. 2
Матерь Мира является символом женского Начала в новых эпохах, и мужское Начало добровольно отдаёт Сокровище Мира женскому Началу. Если амазонки являлись символом силы женского Начала, то теперь необходимо показать духовную совершенную сторону женщины.

Именем Христа совершались великие преступления, потому ныне Христос облекается в иные одежды. Надо очистить всё приукрашенное. Не говоря о легко украшенных сочинениях, но даже по томам Оригена скакали поправки. Потому пора изменить положение мира.

Пружины раньше срока не могут действовать, ускорить — значит пилить струны.
 
Листы Сада М. Озарение. II. V. 3
Мы не знаем границ возможностей завоеваний духа. Зерно духа самодовлеющее, но по ауре можно судить о направлении.

Есть мысли, обращённые внутрь и поглощённые потенциалом духа. Есть мысли, которые не выявлены на земном плане.
 
Листы Сада М. Озарение. II. V. 4
Можно построить город, можно дать лучшие знания, но труднее всего отмыть истинное изображение Христа. Мыслите, как отереть тело Христа. Собирая крохи народного Спаса и обращая Хитон в рабочий плат, можно найти озарение.

Руками человеческими должен сложиться Храм.
 
Листы Сада М. Озарение. II. V. 5
Звезда Аллахабада указала путь, и так Мы посетили Сарнат и Гайю. Везде нашли поношение религий. На обратном пути, в полнолуние, произошло памятное изречение Христа.

Во время ночного перехода проводник потерял путь. Я нашёл, после поисков, Христа, сидящего на песчаном холме и смотрящего на пески, залитые луною. Я сказал: «Мы потеряли путь, надо дождаться звёздного положения».

«Россул Мориа, что Нам путь, когда вся земля ждёт Нас?» Взяв бамбуковую трость, Он очертил квадрат вокруг отпечатка Его следа, прибавив: «Истинно Говорю — ногою человеческою». — Потом, отпечатав ладонь, также заключил её в квадрат: «Истинно Говорю — рукою человеческою». Между квадратами Он начертил подобие колонны и покрыл как бы полусферой. Он говорил: «О, как Оум проникнет в сознание человеческое! Вот, Я сделал пестик и над ним дугу и заложил основание на четыре стороны. Когда ногами человеческими и руками человеческими будет построен Храм, где процветёт заложенный Мною пестик, пусть Моим путём пройдут строители. Почему ждём пути, когда он перед Нами?» — И встав, тростью смешал начертанное.

«Когда Имя Храма произнесено будет, тогда выступит начертание. Запомнив Моё созвездие, квадрат и девять звёзд засияют над Храмом. Знаки ступни и руки будут начертаны над камнем краеугольным». — Так это Сам сказал накануне новолуния. Жар пустыни был велик.

Звезда Утра знак Великой эпохи, которая первым лучом блеснёт из учения Христа, ибо Кому же возвеличить Матерь Мира, как не Христу, ибо Христос был унижен миром.

Дайте Нам дугу свода, куда войти!»
 
Листы Сада М. Озарение. II. V. 6
Касание луча Братства усиливает прозорливость ощущений, потому надо принимать в соображение каждое ощущение.

Как малые, так и важные события ударяют по ауре, как по струнам. Растущая аура имеет свои преимущества, многообразно звучат эти Эоловы Крылья. Тягота мира разыгрывает по ним свои симфонии. Нельзя сказать, чтоб человек, озарённый аурой, был недвижим. Внешняя оболочка ауры, как море, волнуется. Какое задание для учёного проследить питание ауры изнутри и отражение извне. Поистине мирская битва!

Символ тяготы мира — человек, несущий шар. Все сложные ощущения усиливаются до боли. Впечатление может получиться, как между молотом и наковальней. Потому достижение радужной ауры так практично, ибо она носит в себе ассимиляцию всего сущего. Даже самые лучшие одноцветные ауры должны заливать пожары собою, черпая из своего океана. Тогда как радужная аура легко отражает и принимает лучи. Потому самое практичное действие — это подвиг.
 
Листы Сада М. Озарение. II. V. 7
В случае недоумения молча посидите вместе и думайте одну мысль. Скоро поймёте, насколько такой молчаливый совет практичен. Ринем силу духа по одному руслу. Получается необычайный разряд, усиленный магнитом и согласованный ритмом. Закон, что две согласованные мысли в семь раз увеличивают силу. Это не магия, но практическое соображение.
 
Листы Сада М. Озарение. II. V. 8
Умейте красиво встречать волны. Не получение сладких пирожков, но ковка меча. Не обсахаренные пальцы, но мощь десницы воителя духа. Пойти навстречу врагу, не признавая его, и пройти к Воротам, не обернувшись, — Наш Путь. Мы знаем поступь суждённых победителей. Главное, не прыгайте на пути. Главное, чтоб Мы могли восхищаться непобедимостью шага вашего. Пристойнее лучу освещать идущих, нежели прыгать за прыгающими. Многое умели люди, но редко умели красиво кончать. На заре утра или вечера, на походе и на отступлении, на полёте и на нырянии подумайте о Нас — Следящих. Красиво будет и достойно. Неужели открывать страницу Истории, когда великаны затруднялись перешагнуть ручей? Когда лёгкое темнилось некрасивым и ум шатался, теряя красоты суждений. Но явление сложных задач лишь радость для математика. Тогда остаётся мощь молчания, о которой уже сказано.
 
Листы Сада М. Озарение. II. V. 9
Огонь опаляет несовершенные мысли. Как иначе собирать колыбель достоверных достижений? Очень важен опыт пропускания мысли через луч. Каждый выражает свою сущность ауры, но отдельные мысли бывают разноценны по духовной консистенции. Тогда тело мысли может быть испытано особым лучом. Присутствие внутренней духовности озарит мысль цветом ауры, но если мысль низкая, она под лучом сгорает. Получается не только испытание мысли, но и дезинфекция пространства.

Можно представить себе, как луч проникает пространство и находит прекрасные сокровища и красные и оранжевые огоньки, точно преступные отравители.

Как же не очищать слои над землёю, когда даже на глаз они дымно-оранжевого цвета?

Главное — уничтожить бациллы низких мыслей, которые заразительнее всех болезней. Заботиться надо не о произнесённых словах, но о мыслях. В течение одного слова десять мыслей рождаются.
 
Листы Сада М. Озарение. II. V. 10
Надо сказать о правдивости основания. Вы заметили, как Мы называем астральный мир нагромождением. Подчёркиваем, как Мы минуем его. Уже знаете, как астральные тела имеют и объём и вес и уносят на себе многие особенности земной жизни. Относительность земных знаний известна. Конечно, не малую долю относительности уносят с собою астральные тела, но, освобождаясь от земной оболочки, получают творчество духа.

Но можете представить себе, как отражается относительность знаний на этих построениях.

Рядом с измышленным Олимпом можно встретить уродливую фабрику, не состоявшуюся на земле.

Бывают гармонические оазисы, но в общем преобладает фантастическое кладбище человеческих переживаний.

Невозможно погружаться в астральное клише, ибо только ложное представление будет следовать. Этим вредны обычные медиумы.

Не будем перечислять последствий чада земной кухни, но важнее понять, как можно уменьшить последствия относительности. Её можно уменьшить истинной правдивостью, но правдивость можно осознать лишь духовностью, потому пробуждение духовности является космическим условием.
 
Листы Сада М. Озарение. II. V. 11
Радость есть особая мудрость — так сказал Христос.

Ничто не собирает эссенцию праны равно растениям. Даже пранаяма может быть заменена общением с растениями. И годно понять, как пристально надо углублять взор в строение растений. Поры растений расширяются не только новыми листьями и цветами, но и удалением омертвелых частей. Закон питания земли посредством щупальцев растений даёт возможность черпать из этого резервуара через обоняние и зрение ценное качество жизнеспособность, так называемое Натуровалорис, получаемое при сознательном устремлении.

Как ценны живые растения, не потерявшие жизнеспособность, так же могут быть полезны препараты, сушенные на солнце. Но следует избегать стадию разложения, ибо разложение одинаково во всём и привлекает наиболее несовершенных духов. Потому нужно следить за состоянием срезанных цветов. Запах разложения надо почуять, не внешность, но запах являет признак.

Когда не время цветам, полезно иметь маленькие хвойные деревья; как машина электрическая, они накопляют жизнеспособность — опережают правильность дыхания. И вместо ритуальных дыханий можно получить самый конденсированный запас праны. Конечно, то же условие покоя усиливает действие.

Живое понимание мощи природы пошлёт без магии освежение возможностей.
 
Листы Сада М. Озарение. II. V. 12
Невозможно отделить условия земли от окружающего, ибо мир ментальный не имеет тесных границ.

Опять надо сказать против астрального мира, ибо в будущем желательно значительно сократить эту стадию. Сейчас она неизбежна, но при развитии духа проявление ментала приблизится.

Deva Chan — Место приятных сознаний, но вместе с тем опасное, ибо слабый дух не хочет расстаться с такой приятной станцией, ибо эта станция даёт наибольшее нежелание опять трудиться. И когда настаёт время покинуть эту Валгаллу, ментал толкает на подвиг, но астрал находит место удобным для себя.

Именно дух не позволяет остановиться, ибо дух где-то глубоко помнит о мирах прекрасных. За всеми воспоминаниями живёт невыразимое, прочное сознание возможности возвращения на свет, откуда искра отлетела.

Как может чувствующий дух избежать приступа мировой тоски? Не было случая, чтоб человек отделялся духом от земного плана без сокращения центров. Точно отважный лётчик испытывает, отделяясь от земли, одно дрожание в сердечной сумке.

Цель и смысл существования — стремиться за пределы известного наверх и помочь друг другу.

Если без всякой механики вспомним чувство стоящего на скале перед феноменом природы, если при восторге сердце не сожмётся, — после этой стадии явится ощущение вместимости Необъятности.

Некоторые мирятся легко с нарядностью Астрала, но не найдёте по себе, лишь кельи знания дадут путь.
 
Листы Сада М. Озарение. II. V. 13
Вы заметили, что каждый Великий Учитель говорил о непрерывности жизни. Также можно заметить, как именно это указание из каждого учения истреблено, ибо материализм должен защищаться. На Земле это условие особо значительное.

Надо знать, что земная материя очень плотная. На планетах, стоящих ниже Земли, материя очень груба, на стоящих выше Земли материя гармонизируется с духом, потому Земля является поворотным пунктом.

На высших планетах есть несовершенства, но нет упорства материи. Там легче искать, не теряя сил на ненужную борьбу. Материя там становится неразрывно с духом без противоположения.

Никто не отрицает ценности материи, но нельзя понять, зачем колёса и паровой котёл должны спорить в паровозе? Кажется, чем лучше работает паровой котёл, тем лучше колёсам. Но заведующий колёсами думает, что они самая важная часть организма, и приглашает всех кататься на колёсах, умалчивая, что колёса без двигателя могут катиться лишь под гору.

Построение материи и духа не заключает в основе вражды. Зачем останавливать движение в прекрасную Беспредельность? И зачем нагромождать призрачные запруды около земли?

Жаль ненужно задержанных путников, ибо эти земные станции им всё-таки не пригодятся дальше известного срока.

К чему сотня воплощений, если десятью можно перешагнуть порог?

Как можно вспомнить последнего Великого Учителя, принявшего позорную смерть за то, что казалось уже давно известным человечеству!
 
Листы Сада М. Озарение. II. V. 14
Надо иметь в виду, что изощрённая материя имеет поглощающее качество. Когда кто-нибудь приближается к материи ради её настоящего состояния, он не получает иммунитет духа и погружается в так называемую майю, ибо без совершенствования сущности вещей их оболочка становится ядовитой.
 
Листы Сада М. Озарение. II. V. 15
Рост понимания духа привлекает и сотрудничество малых образований, населяющих воздух. Вот почему можно пожалеть о враждебности материи. Можно было раньше достичь сознательного сотрудничества с материей.

Заманчиво получить немедленно материальные преимущества. Даже умный человек не прочь получить чин, не взвешивая его последствий. Кладбище полно высокими чинами, это памятник ограде обособленности материи.

Конечно, материя очень значительна, но лишь при духе она получает своё священное значение. Так же как и высший почитатель материи без духа неграмотен, так и адепт без интеллекта. Но в духе можно всё-таки летать, но материя крыльев не имеет. Ибо духовность на земле может открыть высокие Врата.

И когда человек безопасен от страха, тогда он может знать происхождение действительности.
 
Листы Сада М. Озарение. II. V. 16
Качество лучей бесконечно различно, но два разряда лучей легко различить. Один — который может быть открыт современному человечеству, другой вмещает лучи, требующие от людей понимания духа, и без этого качества лучи эти могут быть разрушительными.

Каждый луч может явить защиту лишь в пределах его родовых цветов.

Если для фиолетового луча даже очень высокий жёлтый неприятен, то как поражает внешнюю оболочку ауры семейство всех алых! При совершенствовании является новая защита, когда мы постигаем разные лучи, поглощая их своим лучом. Мы как бы закрываемся от утомления различных вспышек нашею гаммой цветов.

Например: кто-то, носящий фиолетовую ауру, начнёт видеть всё в волнах фиолетового и синего цветов, это значит его щит крепнет. Это значит, что вместо уколов и ранений он заливает своим океаном, и чужие цвета как бы тонут в накоплениях своей ауры. Но трудность этих накоплений в том, что они не могут быть посланы извне и могут быть выдвинуты лишь изнутри. И потому знак добрый, когда огонь духа светит своим цветом.

Каждая одноцветная аура заключает в себе три волны, отвечающие трём главным естествам — телесному, астральному и ментальному.
 
Листы Сада М. Озарение. II. V. 17
Видим продвижение суждённых событий и проявление тихих фигур, как бы проходящих вне жизни, хотя Мы оцениваем их по подвигу. Но жизнь их протекает среди какого-то ухода и подвига, являющегося как искра во тьме.

Последующие и ранние события протекают совершенно незаметно. Престол или келья монастыря и угол сапожника не имеют значения, накопленная ранее аура сопровождает этот последний путь. Конечно, она растёт и как бы покрывает небывалую чувствительность, но качество её уже не меняется, и с ранних лет можно отличать этих своеобычных детей, несущих свой мир проявления духа.

Очень редко, почти никогда они не ограничиваются одной специальностью. Именно отсутствие специальности характерно, руки как бы протянуты к чаше.

Пересматривая прошлые жизни, можно видеть представителя религии, царств, науки, художества и механики ждущим и собравшимся в путь и готовым отбыть ежечасно без сожалений.

Комбинация правильной оценки красоты материи с готовностью углубиться в достижения духа делает подвиг как бы назревшим. Сумятица жизни более не привлекает и конечно является сознание, что дальше так продолжаться не может.

Подвиг бывает или сравнительно кратковременным, или моментальным. Усвоение необходимости выразить определённое действие принесено издавна, и как просто — жизненный шаг совершается.

Итак, самое трудное вместить восхищение материей и явления духа. И сколько прекрасных поисков были задержаны сожалением о материи или духовным обособлением! Иногда сродство духа с материей представляется легко, тогда надо искать причину в прошлых избранных жизнях.

Самый изысканный отшельник, проклинающий красоту мира, закрывает перед собою Врата. Также учёный, забывающий об Источнике, лишает себя полётов в край завоеваний. Дети поймут это простое условие, но взрослые отвергают, как глупость.

Лишь особыми путями сообщения можно двигаться в поезде подвига. И ждать то, что дух считает и знает по времени, бывает так болезненно, точно время остановилось и какой-то пожар истребил накопленное богатство.

Поистине Христос сказал: «Не знаете ни часа, ни дня». Он же открыл и другую формулу, сказав: «Зачем покинул Меня, Владыко?» — имея в виду знание духа, ибо в последний момент погружаемся как бы в безвоздушное пространство — так бывает перед окончанием земного круга, чтоб сейчас же вспыхнуть всеми огнями накопления. Путём задержки сознания прошлого получается прыжок над бездною.
 
Листы Сада М. Озарение. II. V. 18
Явление даже земных вещей сохраняет около них особую атмосферу. Ещё до чтения можете проникаться сущностью настроения документа. Учение значительно углубится, когда прежде всего можно передать сущность явления. Ручаюсь, очень скоро можно освоиться чувствительными аппаратами. Чутьё развивается нормально допущением духа.

Особенно люди часто говорят — «ничему более не удивляемся» — и тут же удивляются первым непонятным шорохам.

Теперь спросите, почему нужно одиночество последнего воплощения? Это очень трудно объяснимое условие с точки зрения земли, но непреложно и просто, как только переходите черту бытия земли. Даже на обычном явлении подхода к пристани можно подметить подобное явление. Жизнь корабля прекращается, кончается явление пути, и пассажиры заняты вопросом выгрузки, и совместные недавние занятия кажутся несуществующими. Как больше чувство организма, приближающегося к совершенно меняющему условию. Как чутьё течение устремления к средствам выражения последнего действия.
 
Листы Сада М. Озарение. II. V. 19
И ещё бывает, когда перед уходом замолкают все голоса, и даже зная этот закон, становится жутко.

В Египетских Мистериях установлен момент, когда посвящаемого ставят перед порогом абсолютной тьмы и он должен, не замедляя шагов, войти в Неведомое.

Особенно теперь, когда Христос отказался от чудес, надо этот момент в Неведомое пройти особым способом. Потому что будущая эпоха должна стереть границы миров. И Египетские Мистерии претворились в формулу ногами человеческими.
 
Листы Сада М. Озарение. II. V. 20
Сеть заградительная должна окружать тело. Очень важно, чтоб аура кончилась сетью искр жизнеспособных, потому даже лиловые и синие ауры должны иметь рубиновые искры в окружности. Явление только удалённых от земли тонов делает обладателя слишком чувствительным к проявлениям земли. Ширина ауры часто растёт, вытесняя знамёна земли. Терос и Тамас должны работать как братья, ибо представители Тамаса и Тероса должны быть неделимы.

Дух наполняет излучением, но сеть делает его компактным. Осознанием сети можно оградить излучения, но протянуть сеть без Тероса нельзя, луч которого должен, как фонарь, проследить прорыв. Оттого может быть несоответствие касания с внешним миром. Это простое положение должно быть особенно усвоено. Ибо сеть регулируется обычным сознанием и приказом воли.

На первый взгляд, прыгающие искры лишь напоминают о движении аппарата, но они являются стражами, готовыми отразить врага.
 
Листы Сада М. Озарение. II. VI. 1
Можно сказать, отчего решено отказаться от чудес. Путь чудес самый далёкий от гармонии. Или чудо пропало, тогда оно просто вредно, или оно вздёргивает человека на ступень, которую не может держать окружающая атмосфера, или, попадая на глаза завистников, оно порождает зло.

Мужественно знать возможность проникнуть полный свет и сознательно закрыть необычные проявления — значит приблизить гармонию. Идти путём расширения сознания — значит приблизиться к истинному действию.

Луч понимания суждённой необъятности явленной мощи может соединить готовые души, и без этой готовности любое чудо обращается в любопытство.

Можно иметь силы в распоряжении, но не для демонстрации, но для поступательных действий. Когда для толпы сущность невидима и не возбуждает внимания, заслонённая следствием, такая сущность проникает в сознание народа, приучая его к факту рукотворному. Таким образом, следствием высшего духотворчества будут действия рукотворные. Подобает духу пребывать в духе. Пусть рука являет земное направление, рукотворчество не возбуждает ненависти.

В древности, сообщая веления Бога, закрывали лицо, потом пошли сломить материю объявлением незавоёванных сил. Конечно, это породило инквизицию. Сущность инквизиции есть преследование необычного.

Сделать необычное суждённым, как следствие кооперации, заставит принять даже самых тупых. Потому пусть чудеса останутся лишь в сознании немногих, способных заглянуть в Беспредельность. Получается обратное древности — прежде жрецы сохраняли чудеса для толп, теперь чудеса для жрецов.

Устремление к истинному кооперативу лежит в основе эволюции. Уничтожить путь невежества можно лишь пробуждением творчества. Пусть формы его будут даже чудовищны, пусть на задворках из лучинок солнце делают. Но кипучий поток пробьётся через стены материи. Новые нахождения обострят собирательство. Вместо биржевой игры пусть будет стремление нахождений, поддержанное кооперативом.
 
Листы Сада М. Озарение. II. VI. 2
Хаос осколков может быть понят красотою. Какая другая мера может быть применима к пестроте шлаков мысли? И когда найдёте кучу доброты, готовности и подвижности, лишь совком красоты можете приступить. Огонь чудесный заключён в общении с народом.

Недовольство есть лишь знание возможностей. Довольство есть смерть духа.
 
Листы Сада М. Озарение. II. VI. 3
Туда, где народ ждёт, Мы посылаем Наших избранных. Поверх лучей земных горят лучи духа. Сжигайте одежды бывшего дня. Крот не попутчик. До явления яму, Считаю, не выроют все кроты мира. Руки прочь, руки прочь, руки прочь!

Щит Наш куётся земными руками. Мощь явленная придёт через людей, не надо Ангелов, трубами раздирать уши, когда находятся десницы человеческие, способные принять чашу.
 
Листы Сада М. Озарение. II. VI. 4
Стандарт жизни надо умело обойти. Лучшие люди опередили мир, тучами отягчённый.

Хотящий дойти в Новую Страну должен не только отбросить все предрассудки, но и войти путём новым.

Утверждение жизни надо строить на применении местных условий. Если где сто языков, надо понять сто психологий. Одно выражение для всех подобно колонне казённого дома.

Единство в многообразии даёт следствие урожая. Фрукты надо растить прививкою новых нужных токов, потому будем часто говорить о Новой Стране — это самое спешное.
 
Листы Сада М. Озарение. II. VI. 5
От малого и до великого, от ежедневного и до миров блуждаем, но никто не назовёт ничтожным, и никогда следствие не окажется неверным.

Кто спросит — почему учение рассыпано, как зёрна? Отвечайте — только из различных нитей можно сложный узор создать.

Спросят — почему учение не имеет законченных положений? Отвечайте — ибо в законченности смерть.

Спросят — почему нельзя соединить логически части учения? Отвечайте — ибо безобразно растить одну голову или одну руку.

Спросят — почему не произнести сперва формулу неба, а потом заклятие земли? Отвечайте — ибо каждая нить одеяния Матери проходит сверху донизу и наоборот.

Спросят — почему нельзя сразу явить суждённое? Отвечайте — колонны дома ставятся в порядке. И когда рабочие скажут — дай мы сразу поставим, — строитель скажет — разрушить задумали! Так содержит капля весь мир.

Явление неограниченных возможностей даст вам спокойствие восприятия.

Как же землетрясение отражается на сущем, разные ветры, грозы? Как отражается разная аура людей на растениях? Можно целый новый институт построить.

Право, можно найти нить космической координации, сопоставляя пульс различных элементов. Нового тут ничего нет, но значение всей мировой кооперации можно манифестировать наглядно даже для чтецов, дух которых вроде тараканов, засевших в углы.

Шире широкого шейте. Назначьте в школе награду за количество предложенных вопросов. Прежде платили за ответы, теперь за вопросы.
 
Листы Сада М. Озарение. II. VI. 6
Перед выходом Астрала бывает течение из позвонков. Различные центры различно развиваются, и настаёт время, когда это развитие надо нормировать покоем. Так же как настроенный рояль надо временно не трогать и не стучать по нему металлическим предметом.

Целая скала даёт трещину, если о неё металлом, но в расстроенном тоне, стукнуть. Хотя явление хорошо известно, но трудно вообразить его для людского организма. Лишь на опыте можно ощутить, насколько иной шёпот тяжелее взрыва. При этом надо помнить, что комбинации нервов так различны, что трудно законами определить следствие.

Физическое состояние так связано с духом, что лишь личный опыт может указать, как оберечь правильное наступление огней. Огни суть колодцы лучей.
 
Листы Сада М. Озарение. II. VI. 7
Мировая мысль сообщает мировое понимание, и построение Новой Страны может быть лишь в мировом понимании.

Разве Мы нуждаемся в красноречии? Путь прикасания духа гораздо мощнее. Когда увидите, как одним жестом производятся крупные решения, тогда станет ясно, как ценны слова не количеством и не внешнею формой, но внутренней сущностью. Надо ещё короче говорить. Кузнец не должен дребезжать молотом. Учение Христа может быть записано на ладони.
 
Листы Сада М. Озарение. II. VI. 8
Полёт духа не исчисляется часами — явление вне времени, когда дух мчится между планетами. Момент, ибо не может быть продлён, иначе явление разрыва между уплотнённым телом и менталом. Но надо помнить, что дух, действуя вне времени, постигает тоже без числа. И до четырнадцатого слуха дух постигает, тогда как на земной сфере можно достичь лишь девятого.

Степени слуха позволяют делать сотрудником человека разные элементы. Шум дождя тоже не лишён значения. Много путей обогатит земное творчество.
 
Листы Сада М. Озарение. II. VI. 9
Мрак можно рассеять, переменив направление мыслей. Не слова, но скороходы мысли ткут ауру. Хотим сделать Наши дела доходными в духовном и материальном смысле. Уверяю, что качество мыслей имеет для этого большое значение.

Надо подчеркнуть благое и полезное единение и что глупость Мы отлично оцениваем. Конечно, в большом деле и глупость квартиру найдёт, но не в верхнем этаже.

Жить может всякий, но мир будущий нуждается в просветлении сознания, но не в бормотании высоких изречений.

Больше Ценим денежный деловой отчёт, нежели набор пушистых изречений. О мире надо мыслить, явить практические мысли.

Накануне Нового Храма нужно явить находчивость и народ удивить смекалкою. Ходить в пелёнках неудобно.
 
Листы Сада М. Озарение. II. VI. 10
Ручаюсь, что легче горы пройти, нежели расправить хвост человеческий. Луч Наш устремлён, полный поисков.

Щит Наш нужно понять — истинно, мужество нужно.
 
Листы Сада М. Озарение. II. VI. 11
В умной религии нет растерянности.
 

Параграфы 151 - 180 из 359
Начало | Пред. | 4 5 6 7 8 | След. | Конец


Агни ЙогаКосмические легенды ВостокаВы можете купить полное Учение Живой Этики (в 16 томах)
или небольшую книгу С.В. Стульгинскиса "Космические легенды Востока",
в которой в форме легенд изложены основные положения Учения.

Степан Викентьевич Стульгинскис принадлежит к первому, довоенному поколению рериховцев, которые первыми восприняли идеи Учения Живой Этики. Читателям его имя также известно по труду «Введение в Агни Йогу».